~kagami~nyan~
Яду мне, яду! Только не очень горького!
Название: Расследование ведет Хавок.
Фандом: FMA
Автор: ~kagami~nyan~ aka MiniMafia
Бета: Mikan...
Статус: в процессе
Жанр: романс, юмор, повседневность.
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Рой/Эд
Размер: макси
Саммари: «Где вчера находились полковник Мустанг и майор Элрик? А каком поцелуе говорил Стальной алхимик? Какие отношения связывают двух самых выдающихся личностей штаба – Роя Мустанга и Эдварда Элрика?»
Дисклеймер: балуюсь с куколками Хирому Аракавы
Предупреждения: возможен ООС
Размещение: с разрешения.
От автора: можно сказать, первое произведение, принимается грамотная и обоснованная критика.


Глава 5. Солнце, море, крышу сносит.
Из дневника Хавока:
«Осень. Идет дождь. А Эдвард собирается на отдых, пока мы остаемся работать здесь, в промозглом, сыром Централе. Впрочем, это вообще-то не отпуск, а задание. Самое замечательное на свете задание – поймать вора на лучшем курорте Аместриса.
Самое кошмарное в этом (кроме того, что туда едет Эд, а не я), то, что мое расследование прервется. Но может, мне повезет, полковник и майор соскучатся, и начнут посылать друг другу письма? Было бы здорово найти доказательства!..»


***
Кабинет полковника Мустанга.
Мустанг сидел в своем любимом кресле и задумчиво рассматривал сидящего напротив Эдварда. Неподалеку, на диванчик примостились Альфонс, и почему-то Уинри. Причем все были с ног до головы завернуты в плащи. Еще одной странностью было на редкость счастливое лицо старшего Элрика. Вернее, он пытался состроить привычную недовольно-злобную мину, но все его усилия разрушала сквозящая радость.
- Ну, - наконец сказал полковник, - Стальной, ты, что, нашел философский камень?
- Нет.
- Тогда почему ты такой счастливый?
Эд попытался нахмуриться.
- И вовсе я не счастлив! Как можно быть счастливым, глядя на вас! И вообще, подпишите, а то мы опаздываем.
Рой собирался, как обычно, не глядя, подмахнуть протянутый лист, но странное поведение Эдварда и присутствие Уинри заставили его насторожиться. Он с интересом взглянул на потрепанный документ. Бла-бла-бла, приказ, задание… Ситуация прояснилась, когда полковник заметил пункт назначения. Санни-Скай – известный курорт в Аместрисе. Это также объясняло наличие огромных чемоданов в углу комнаты.
- А что в чемоданах? – спросил Рой.
- Инвентарь для поимки преступника, - бойко ответил Стальной.
Огненный встал, отошел от стола и, распахнув один из чемоданов, начал методично перебирать вещи.
- Полотенце, гаечный ключ, пляжный зонт, отвертка, крем от загара, крем для загара… И это «инвентарь для поимки преступника»?
- Эээ… - Эд замялся.
- Это маскировка! – выпалила Уинри.
- Да, точно, - подхватили братья Элрики, - это маскировка.
«Вот дотошная скотина», - разозлился Эдвард, - «Отвали, и не мешай нам отдыхать на халяву!»
- Стальной, ты же не собираешься вместо того, чтобы выполнять задание, отдыхать на халяву?
- Конечно, нет, - процедил Эд сквозь зубы, - Да как вам такое могло прийти в голову?
- Хм… Сколько примерно продлится задание по поимке преступника?
- Ну, - Эд решил, что месяц отдыха – это слишком, - Для такого трудного задания три с половиной недели будет достаточно.
- Ясно. А зачем ты берешь с собой мисс Рокбелл?
«Потому что она тоже хочет отдохнуть, идиот!», - в сердцах завопил Эд, внешне оставаясь спокойным:
- В таком трудном задании я могу серьезно пострадать и лучше, если мой механик будет со мной.
Мустанг ничего не ответил, только кивнул и принялся мерить шагами комнату. Шаг, шаг, шаг, поворот и все сначала…
Внезапно полковник резко развернулся и стянул с Эда плащ.
- Стальной алхимик Эдвард Элрик, неужели вы собираетесь воспользоваться своими полномочиями военного и собираетесь на отдых вместо выполнения задания? И вообще, что это на тебе?
Вместо привычной футболки на Элрике красовалась гавайская рубашка.
Эд заскрипел зубами и накинулся на Уинри:
- Я же говорил, надо было пойти в обычной одежде, а то эта сволочь что-то заподозрит!
Девушка огрела друга гаечным ключом.
- Это все ты виноват! Нефиг было так улыбаться! Я же сказала: веди себя как обычно!
- Твое появление уже необычно, - пробурчал Эд, - к тому же на нас эти плащи.
- А что под плащами? – заинтересовался Мустанг.
Под плащом Уинри оказалось миленькое фиолетовое платьице, а вот поверхность доспехов Альфонса была разрисована пальмами, цветочками, рыбками… Также там был изображен рыжий котенок, что в сочетании с шипами и злым выражением маски смотрелось вообще офигительно.
В этот момент дверь распахнулась, и в кабинет ввалились Бреда, Фьюри, Фарман и что-то спешно строчащий Хавок.
- Майор Элрик, - завопили они, - мы слышали, что вы едете на очень опасное задание.
- Да-да, - закивал Бреда, - вам наверняка понадобится помощь.
- ВОЗЬМИТЕ НАС СОБОЙ!!!
- Не знаю, - растерялся Эд, - как-то вас много…
Фарман подтолкнул Каина Фьюри.
- Пожалуйста, - за прозрачными стеклами очков заблестели слезы, - мы очень-очень хотим на отдых… в смысле помочь вам.
- Умоляем! – хором, - у нас так давно не было каникул… то есть интересного задания.
- Пожалуйста! - Бреда и Хавок обхватили его за ноги.
- Ладно, - великодушно кивнул Эд, - вы едете.
Команда завопила от счастья, п Мустанг помрачнел, поняв, что останется без сотрудников почти на месяц.
«Ну хоть Риза останется», - утешил он себя.
Как раз в этот момент подошла Риза и тихо сказала:
- Прямо как дети… Еще утонут там. За ними нужно присмотреть, пожалуй, я тоже поеду.
Полковник смерил девушку уничтожающим взглядом:
- От ВАС, лейтенант Хоукай, я такого не ожидал.
Глядя на абсолютно счастливых подчиненных, радостно обсуждающих «задание», Мустанг разозлился окончательно:
- Между прочим, я ваш полковник, и вполне могу отозвать приказ о задании в Санни-Скай.
Повисла мертвая серая тишина. На лицах появилось уныние.
Полковнику стало немного совестно. Все-таки они и вправду давно не отдыхали…
- Фиг с вами, вы едете. Но с небольшим условием...
- Каким? – настороженно поинтересовались остальные.
На лице полковника появилась странная улыбка.
- Это сюрприз. Узнаете в день отъезда…

***
Через три дня. Поезд в Санни-Скай.
- НЕЕЕТ!!! Выпустите меня! Я не поеду! Мне не нужен отдых! Я хочу работать! – вопил Эд, колошматя по окну.
- Увы, Стальной, все уже подписано и заверено.
- Ужасно! Первый раз за годы всей этой чертовой работы армейским псом еду на отдых - и его обязательно надо испортить ВАМИ! – Элрик обессилено опустился на сиденье, но тут же с ухмылкой добавил:
- С другой стороны, это даже хорошо. Можно попытаться вас утопить…
- И не надейся, Стальной. Скорее я закопаю тебя в песок и забуду выкопать.
- Чудесный отпуск: солнце, море и рожа этой скотины!

***
Примерно через неделю. Телефонная связь со столицей.
- Здравствуйте, полковник Мустанг. Я – секретарь фюрера. Его превосходительство интересуется, как продвигается ваше задание. Какие у вас успехи?
Мустанг призадумался. Какие успехи?
Ну, они почти отбили у Бреды боязнь собак (теперь он залезает не на самую вершину дерева, а всего лишь на пятую ветку), научили Фьюри плавать (со спасательным кругом, в спасательном жилете и в метре от берега), снесли со Стальным две стены и сожгли волейбольную площадку.
- Отлично, - бодро ответил полковник, - я думаю, мы скоро закончим, - «Ага, скоро. Недели через три».
Секретарь фюрера говорила что-то еще, но Мустанг ее не слушал – в его голове билась лихорадочная мысль – какое задание у них было?

***
Когда Рой вернулся на их собственный участок пляжа (директор курорта долго не соглашался выделить военным личный кусок берега, но после «небольшой» ссоры Мустанга и Элрика быстро передумал), все было как обычно:
Бреда сидел на дереве, потому что неподалеку гуляла болонка; Фьюри искал очки, не замечая, что их тащит в свое логово краб; Эд и Уинри, опустив головы в Альфонса, приговаривали: «Котенок… пушистик… вылезай… вылезай, черт побери!»; Риза плавала, держа в зубах пистолет; Фарман допрашивал Хавока:
- Куда тебе столько фотоаппаратов? Дай нам один!
- Нет.
- Почему?
- Они мне нужны.
- Все семь???
- Ну да.
- А водонепроницаемый тебе зачем? А пуленепробиваемый? А огнеупорный?
- На всякий случай, - туманно отвечал Хавок, думая: «Мало ли. Нафотографирую я улики… то есть достопримечательности, а потом фотик в воду упадет, или его автоброня расплющит, или он вообще сгорит».

***
Через час.
Полковник ходил вдоль берега и своей команды, построенной по росту (Эдвард подозревал, что это было сделано назло ему (и был прав)).
- Итак, команда, - начал он, - кто-нибудь, помнит, что мы вообще-то приехали сюда выполнять задание?
Глядя на шокированные лица подчиненных, Мустанг догадался, что ответ отрицательный.
- В общем, неважно, у меня есть план, ваша задача - его выполнить. Начнем операцию сегодня вечером.

***
Вечером.
- Ура! Сегодняшний вечер объявляется Цветочным карнавалом! Тусовка для всех!

***
На следующее утро.
Полковник Рой Мустанг проснулся из-за слишком сильного цветочного запаха. Он огляделся и… обалдел.
Мир был каким-то низким, однако поражало не это.
Его подчиненные спали. Но в каком виде!
Хавок с неизменным блокнотом на лице дрых на Фьюри, на голове которого красовался цветочный парик. Фарман нежно обнимал отвоеванные вчера у Джина фотоаппараты. Риза была завернута в цветочную гирлянду. Уинри прижимала у груди гаечный ключ, измазанный кровью и цветочками. Но самым поразительным сном спали братья Элрики: голова Альфонса красовалась на ветке, а все остальное тело было заполнено цветами и Эдом – да-да, старший спал, засунув голову в своего младшего брата.
И везде цветы, цветы…
«Ах да», - вспомнил Мустанг, - «Вчера же был Цветочный карнавал», - он перевернулся на другой бок.
И тут же с матерным воплем полетел вниз.
Оказывается, сам он провел сон на каком-то навесе. Это объясняло, почему мир казался таким низким и всю безумную картину: под навесом стояло штук тридцать пустых бутылок. Еще парочка плавала в воде и одну сжимала стальная рука.
- Стальной! – рявкнул Мустанг, - Детям нельзя пить, особенно таким маленьким!
Эдвард высунул голову из тела брата, приоткрыл один глаз и сонно улыбнулся:
- Да неужели? Полковник, а вы разве не помните?.. «Стальной, ты мужик или малявка? Давай вместе со всеми!..».
Пробурчав что-то про неадекватность, Мустанг начал расталкивать остальных.

***
Через пару часов.
- Итак, команда, - полковник вновь ходил вдоль берега и своей команды, - Вчера мы дали слабину и сдались бухлу… то есть врагу. Но больше такого не повторится!

***
Вечером.
- Ура! Сегодняшний вечер объявляется Днем Нептуна! Тусовка для всех!

***
На следующее утро.
Полковник Рой Мустанг проснулся из-за капелек воды, летящих на лицо. Он огляделся и… обалдел опять.
Его подчиненные вновь спали в самых кошмарных положениях.
Хавок покачивался на волнах, вокруг него плавал неизменный блокнот. Фарман и Бреда отчего-то находились в страстных объятьях друг друга. Единственные девушки команды спали на плоту, сделанном из пары лежаков и полотенец, причем Риза сжимала в руках отвертку, а Уинри – пистолет. Ал сидел в воде по пояс, на его плечах посапывал Фьюри, а на голове – Хаяте. Комфортнее всего спалось Эду – он лежал на надувном матрасе, принакрытый трогательным розовеньким полотенчиком.
Мустанг вскочил и свалился в воду – эту ночь, вернее, утро, он провел на пирсе.
А вокруг было много-много синей воды.
И много-много пустых бутылок.

***
Через пару часов.
- Итак, команда, - злобный полковник вновь ходил вдоль берега и своей команды, - Вчера мы опять проявили непростительную слабость и сдались бухлу. Но больше такого точно не повторится!

***
Через час.
- Кажется, нам и вправду придется РАБОТАТЬ! – с неподдельным ужасом доложил Бреда, - Полковник САМ разбирает документы!
- Ничего, - Эд хитро улыбнулся, - у меня есть один план. Лейтенант Хоукай, вы же нам поможете? Мы не справимся без вашей невероятной силы убеждения полковника!
- Ну… - Риза замялась.
- Тусовка! – напомнила Уинри, - К тому же сегодня приезжают туристы из Ксинга. Говорят, они симпатичные… И умеют делать массаж…
- Ладно, - сдалась лейтенант, - что за план?

***
Вечером.
- Ура! Сегодняшний вечер объявляется Искристым фестивалем! Тусовка для всех! Также сегодня тот, кто разожжет самый большой костер, будет объявлен Повелителем огня!
- Нет, - отрезал полковник, глядя на обрадованную команду, - Мы должны работать.
Подчиненные переглянулись. Эд кивнул. Мустанг насторожился.
Эдвард резко хлопнул в ладоши и приложил их к скале, находившейся рядом. От скалы отлетели куски и понеслись в сторону полковника. Огненный машинально щелкнул пальцами…
- Охренеть… Вот это костер! Вы официально признаетесь новым Повелителем огня! – раздалось со сцены, - Как вас зовут?
- РОЙ МУСТАНГ!!! – завопили все хором, подтаскивая Мустанга к сцене.
- Я не могу! – запротестовал полковник, - У нас задание!
Все незаметно разошлись, встав за спину Мустанга и заняв положенные позиции. Риза Хоукай встала напротив Роя и нахмурилась.
- Полковник, Повелитель огня – очень ответственная должность. Этот ритуал уходит далеко в древность… - лейтенант незаметно двинула рукой вверх.
Ал подсадил на плечи Фьюри, отчаянно размахивающего плакатом с текстом.
Риза приподняла голову.
- Повелитель огня должен сжечь чучело… - Бреда быстро передал Каину второй плакат, - …которое символизирует все несчастья, - читала девушка, - и еще…

***
Спустя пятнадцать минут.
Полковник даже не представлял, какая бурная деятельность творилась у него за спиной: Ал держал на своих плечах Фьюри, которому в миссии «Как отдохнуть на халяву вместо работы» досталась обязанность суфлера; Уинри ловко вскрывала замки местной библиотеки; Фарман, обложившись книгами из вышеупомянутой библиотеки, вдохновенно сочинял «Историю Искристого фестиваля»; Хавок и Бреда разноцветными красками переписывали «Историю» на плакаты; Эд руководил остальными – в общем, ничего не делал.
- …и огненные духи сказали ему… - вещала Риза.
- Ладно, ладно, я понял, - наконец сказал Мустанг, поняв, что лекция Ризы может длиться бесконечно, - Это очень важная миссия от которой я не могу отказаться. Давайте, коронуйте меня уже!

***
Примерно две недели спустя.
- НАШ ПОСЛЕДНИЙ ВЕЧЕР!!! – обнявшись, рыдала команда Мустанга, как будто перед смертью.
Впрочем, это и была маленькая смерть – смерть их чудесного отдыха без работы, в неформальной обстановке и с кучей бухла.
Все остальные меланхолично молчали, но было видно, что и они расстроены.
Последний вечер…
Самый запоминающийся…

***
Через пару часов.
Вдали раздавались веселые крики и сверкали цветные фейерверки – настоящий праздник жизни для всех.
Но двоих на нем все-таки не было.
Эдвард Элрик и Рой Мустанг.
Они шли разными маршрутами, но в одно и то же место…

FLASHBACK
Около недели назад.
Это была дикая часть пляжа, где никого не было. Заметно было, что цивилизация не тронула этот уголок – песок был намного белее, а вода – прозрачней.
Рой Мустанг и Эдвард Элрик (оба были в одних плавках) сидели у моря. Вместе. Но не потому что им это нравилось, а потому что ни тот, ни другой не собирались отдавать это райское место. И они беззлобно обменивались колкостями:
- Скотина.
- Фасолина.
- Пошел ты, сволочь.
- Пооригинальней придумать ничего не можешь?
И так далее.
Казалось, препираться они будут вечно, но нет, поток ругательств наконец иссяк.
Пару минут они сидели в молчании, затем Эдвард спросил:
- А почему вы не плаваете?
- Я же Огненный. А вода с огнем не дружит.
- Да ну? – прищурился Эд, - По-моему, вы просто не умеете.
Мустанг с превосходством взглянул на Стального и вошел в воду.
Эдвард смотрел на него из-под полуопущенных ресниц. Все-таки полковник чертовски хорош…
Он легко и изящно нырял в синем-синем море. Капельки воды прозрачно сверкали на кончиках черных волос.
Одна сорвалась вниз и потекла по шее…
По сильной белой спине…
И ниже… ниже…
На щеках расцвел ярко-алый румянец.
«Ох*еть», - мрачно подумал Элрик, - «Как будто я… влюбился?!»
В этот момент Мустанг слизнул с губы капельку соленой воды.
«Эротично, мать твою,» - пронеслось в блондинистой голове, - «Объе*бенно, Элрик! Ты хоч… нет-нет-нет!!!».
Полковник уже вышел на берег, но щеки Эдварда пылали, поэтому он сидел, опустив голову.
- Вот как надо плавать, Стальной, - произнес Рой с усмешкой.
- Ничего особенного, - пробурчал Эд, не поднимая головы, и сделал несколько шагов в море.
Вода омывала ноги – настоящую и металлическую, которой он не чувствовал мягкое прикосновение струй. Подросток закусил губу. С одной стороны – плавать с автоброней – бред. С другой – Эдвард просто не мог находиться сейчас рядом с Роем.
Все решила ядовитая ухмылка начальства. После нее Эд просто не мог вернуться на берег.
Глубоко вздохнув, Элрик поплыл. Тяжелые металлические протезы тянули вниз, глубоко в пучину.
Но он не сдастся.
Никому.
Особенно полковнику.

***
А вышеназванный полковник сидел на берегу, и, глядя на своего подчиненного, рассеянно думал, почему у Эда нет девушки. Харизматичный, решительный, умный… ну рост подкачал… но все равно Эдварда легко можно назвать красивым…
Удивившись своим мыслям, Рой вскинул голову.
Эдвард прорезал волны резко и стремительно, несмотря на автоброню. Золотые глаза поблескивали упрямо и решительно.
Полковник, прикрыв глаза, подумал, что Эдвард похож на солнце. Яркий, эмоциональный, вспыльчивый, но одновременно понимающий любую душу…
Слабо улыбнувшись этим мыслям, Мустанг открыл глаза, чтобы снова увидеть светлую косичку и глаза цвета драгоценного металла.
Но он их не увидел.

***
- Стальной! Элрик! Не смей умирать! Это приказ, слышишь, Эд? – бормотал Рой, неся бесчувственного мальчишку на руках.
В армии их учили делать искусственное дыхание, но на практике Мустангу не приходилось применять такие знания.
«Ну это почти как поцелуй», - размышлял полковник, - «А целоваться я умею хорошо… Бл*дь, это же почти как поцелуй!».
Времени на разработку другого плана не было.
И поэтому Рой просто наклонился к мягким губам Эдварда.

***
Глубокий вдох, и долгий, без отрыва, выдох во влажный рот…
Снова вдох… и выдох… еще более длинный и глубокий…
Так похоже на поцелуй…
Сердце Элрика забилось быстрее и он распахнул глаза.
Мустанг с чувством облегчения отстранился.
- Спасибо, - пробормотал Эд.
Полковник ничего не ответил.
Они сидели рядом, но отвернувшись друг от друга.
Они молчали – говорить было невозможно.
Потому что они оба почувствовали это…
Эфирная радость в глазах Эда…
Нежное безумие в глазах Роя…
Задержка. Задержка, длившаяся меньше секунды, когда искусственное дыхание превратилось в поцелуй…
Это длилось всего лишь миг, но этого было достаточно.
Миг.
Один бесконечный миг, который они навсегда сохранят в своем сердце…
END OF FLASHBACK

***
Эдвард почти бежал, лишь смутно догадываясь, куда.
И внезапно резко остановился.
На берегу нежно целовалась парочка.
Сердце наполнилось болью.
И Эд побежал еще быстрее, к белому песку у прозрачной воды, и чудесному миражу, который никогда не станет реальностью.

***
Мустанг не знал, но он прошел мимо той же самой целующейся парочки, что и Эд.
И испытал то же самое.

***
На белом песке у прозрачной воды сидел Эд. Мустанг, не говоря ни слова, сел рядом.
Они думали об одном и том же.
О молодом брюнете, нежно прижимающем к себе юную блондинку.
Это было правильно.
Парень и девушка.
Одного возраста.
Абсолютно правильно.

***
До отъезда было еще четыре часа.
Луна отбрасывала серебристые блики на спокойную синеву моря. Клубился слабый туман.

***
Время. Его никогда не хватает.

После ишварской резни его не хватило совсем еще молодому Огненному, чтобы залечить раны смерти. Смерти, которую приносил он сам.

В Ризенбурге его не хватило маленькому мальчику, чтобы повзрослеть и принять смерть.

***
Туман. Туман олицетворяет забвение. И его тоже никогда не хватает.

После войны его не хватило Мустангу, чтобы забыть страх и ужас в ярко-красных глазах ишваритов.

После неудачного алхимического преобразования его не хватило старшему Элрику, чтобы забыть реки крови и испуганные глаза младшего брата.

***
Слабость. Это нормально, это правильно – слабость.

Рой Мустанг и Эдвард Элрик никогда не позволяли себе слабостей. Просто упорно шли к своим целям без отдыха и расслабления.
Без слабостей.

***
Они сами…
Если бы Эдвард тоже был на Ишварской войне, было бы легче. Было бы легче выносить всю эту смерть, не было бы этой вины, едва не закончившейся суицидом. Эд – солнце, поддерживающее и согревающее всех. Пожалуй, тогда Мустангу не хватало именно этого несносного Стального мальчишки.

Тело младшего брата исчезает на глазах, а он ничего не может сделать.
Ярость. Отчаяние. Беспомощность…
Не было опыта. Не было кого-то взрослого, кто мог бы помочь и защитить.
Наверное, кто-то похожий на полковника Мустанга…

***
Немного времени…
Немного тумана…
Немного слабости…
Немного друг друга…

И Эд уже не осознает, что он прижимается к полковнику, и Мустанг жадно и нетерпеливо водит губами по его шее. Стальной рукой срывая с полковника тонкую рубашку, и чувствуя, что Рой стягивает его собственный плащ, Эд задыхается от невероятных, невозможных ощущений.
Мустанг касается груди Эдварда, и, оправдывая свое звание, вызывает у Элрика жар. Затем горячо ласкает губами еще по-детски светлую и нежную кожу. Остальной мир для Роя сейчас вообще не существует. Все кажется иллюзией, кроме хрупкого блондина, обнимающего его за шею.
Эд глубоко вздыхает и неумело целует Мустанга. Осторожно проводит языком по губам и скользит внутрь.
Глубже.
Жарче.
Безумнее.
Крыша улетает далеко-далеко.
Эд целуется неопытно, но это в сто раз возмещается упорством и искренностью, без малейшей капли наигранности.
Мустанг перехватывает поцелуй и ведет его ниже, ласкает языком впадинку на шее. Еще ниже… Останавливается и целует соски. Эдвард хрипло стонет, вскрикивает, когда Рой прикусывает один. Полковник обнимает Эда еще крепче, затем ловит затуманенный взгляд подростка и дотрагивается до шрамов у автоброни.
Туман в золотых глазах рассеивается, и Эд вздрагивает. Никто никогда не дотрагивался до них, даже сам Стальной избегал этого. Эти шрамы… такое личное…
Рой нежно вылизывает один, Элрик опускает голову и тихо шепчет:
- Это изъян…
- В тебе нет изъянов, - слабо улыбается Рой и, откидываясь на песок, опрокидывает на себя Эда.
Эдвард серьезно смотрит на полковника.
- Это неправильно, - неуверенно говорит он.
- Неправильно, - соглашается Мустанг, - меня даже могут расстрелять, - и целует блондина в живот.
Эд ошарашено смотрит на свежий засос, оставленный губами полковника, и что-то недовольно бормоча, ставит свою метку на шее Роя.
Огненный усмехается такому ребячеству, но тут же понимает, что Эд и вправду ребенок.
Они просто целуются, лежа на белом песке у прозрачной воды.
Просто есть немного времени, над песком витает туман, закрывающий от чужих глаз, и они позволяют себе и друг другу эту маленькую слабость…
Неправильно... это слово эхом витает в воздухе.
Они шепчут друг другу, что это неправильно, но это ложь, потому что сейчас они оба считают это правильным.

***
В это же время, Искристый фестиваль.
Толпа восторженно аплодировала – ну надо же, вот это прикол, внутри у танцующего доспеха ничего нет! Интересно, как они провернули этот фокус?..
Хавок, которому малость снесло голову выпивкой, сейчас спешно искал свой блокнот – полковника нет, майора нет, вывод - их нет ВМЕСТЕ.
И вот, когда Джин подхватил последний фотоаппарат, к нему подошла симпатичная девушка:
- Можно пригласить вас на танец?
Хавок уже собирался отказаться, но девушка была такой милой…
«Да пофиг», - подумал Джин, - «Наверняка у них там ничего не происходит».
И он нежно улыбнулся шатенке:
- Разумеется!

***
Через пару дней.
Вернувшихся с так и невыполненного задания военных и гражданских поприветствовали громкими аплодисментами и почему-то хохотом.
На удивленное лицо Мустанга развеселый как никогда Хьюз протянул ему газету.
Заголовок был таков:
«КАК ОТРЫВАЮТСЯ ВОЕННЫЕ».
Похолодевшие алхимики, военные, доспех и механик уставилась на статью.
Текста практически не было, зато газетенка пестрела фотографиями: Бреда, спящий на дереве; Фарман с ветками на голове; Фьюри в надувном жилете с розовыми цветочками; голова Хавока, выглядывающая из песка; Уинри, сидящая в теле Ала вверх ногами…
- Полковник Мустанг… - негодующе начала Риза, глядя на снимок, изображавший Огненного, подливающего что-то (причем явно не сок) Стальному.
- Что такое, старший лейтенант Хоукай? – невинно поинтересовался полковник, указывая на фото Ризы, танцующей в одном купальнике вокруг костра.
Девушка покраснела.
Хьюз подмигнул Хавоку:
- Оригинальные у вас способы подкатывания к девушкам…
Спустя секунду расхохотались и сами отдохнувшие: Хавок, обвешанный фотоаппаратами, держал в руках еще два, на груди у него висела табличка:
«Фотоапараты. Цена: Один фотик – один поцелуй».

***
Спустя неделю.
Отдых был закончен, и все погрузились в пучину отчетов и рапортов, скопившихся за месяц.
- Вот графики, - пропыхтел Эд, вваливаясь в кабинет Мустанга, - Лейтенант просила передать.
- Положи на край стола, - пробормотал полковник, не отрываясь от подписыванья бумаг.
Эд сделал несколько шагов и, споткнувшись об складку ковра, упал прямо на Роя.
Секундное ощущение той близости…
- Договоримся… - прошептал Эд.
- Ничего никому не рассказываем, - таким же шепотом ответил полковник.
- Это была случайность, - бросил Эд уже на пороге.
- Нам просто снесло голову, - кивнул Мустанг.
Они хотели забыть и одновременно снова повторить безумие, сотворенное на белом песке у прозрачной воды…
- Кстати, Стальной, ты не знаешь, почему Хавок во время нашего… задания все время сидел в кустах?

***
Из дневника Хавока:
«Ух! Здорово отдохнули… поработали. Но, к сожалению, ничего нового я пока не узнал. Я следил за ними почти беспрерывно, однако ничего ТАКОГО между ними не было.
И еще: я – гений маскировки! Весь отпуск шифровался, а они меня даже не заметили!
Расследование ведет Хавок».



Глава 6. Как прогулять войну или Бригс против Централа.
Из дневника Хавока:
«Сегодня неудачный день (опять). Сначала я уронил в лужу последнюю пачку сигарет, потом Энн отказалась пойти со мной в ресторан, Мустанг и Элрик вроде бы не встречаются…
Нет! Я знаю, они хотят меня обмануть! Но я не сдаюсь! Хотя бы потому что я должен убедиться в том, что полковнику Мустангу уж точно не нравятся девушки…»


***
- Итак, команда, - полковник обвел подчиненных скорбным взглядом, - у меня ужасающие новости. Готовьтесь к худшему.
Военные тут же начали строить предположения:
- Это связано с собаками? – забеспокоился Бреда.
- Нам не выдадут новую технику?! – ужаснулся Фьюри.
- Меня опять отправляют на север к той ужасной женщине? – поёжился Фарман.
- Фюрер решил начать войну? – Риза была единственным здравомыслящим человеком.
- В штабе больше нельзя курить? Или наша новая телефонистка согласилась пойти с вами в кино? – Хавок нервно щелкнул зажигалкой.
- Вы навсегда останетесь моим начальником, и я каждый день буду видеть вашу морду? – раздалось с порога.
- Братик, - забормотал Ал, - это невежливо.
- Да мне пофиг, - отмахнулся Эд, - Мустанг, не парь мозги, чего там случилось?
Проигнорировав нахальное поведение старшего Элрика, полковник соизволил пояснить:
- Риза, ты была почти права. У нас будут ВОЕННЫЕ УЧЕНИЯ С БРИГСОМ.
- Нет, - раздался всеобщий стон.
- Это еще не все, - полковник решил безжалостно добить команду, - Наш кретин… в смысле, креативный фюрер решил сделать все в виде военной игры. Бригс против Централа. Одна неделя. Воюют все. Кроме нас.
- Что? – Риза нахмурилась, - Мы освобождены от учений?
- Нет, - полковник коварно улыбнулся, - у меня идея.

***
Через четыре часа, неподалеку от Централа.
- Дикая территория раскинулась на много миль, - говорил Мустанг, - идеальное место для битвы. Даже жаль, что мы не поучаствуем.
Под недоуменные взгляды остальных Рой пояснил:
- Примерно через четыре километра на восток отсюда под землей есть убежище. Мы обустроим его, принесем все необходимое и проведем неделю здесь. Потом вылезем и сделаем вид, что воевали со всеми.
- Это бесполезно, - попыталась разубедить полковника Риза, - Наверняка заметят, что нас нет.
Огненный алхимик пожал плечами:
- Никто ничего не докажет. Нас не будет ни в штабе, ни в казарме, ни дома. Мы никуда не уедем. Вывод: мы были на учениях вместе с остальными.
- Полковник, - обрадовался Хавок, - это гениально!
Остальные тоже вдохновились идеей слинять с учений. Гордый полковник расхаживал взад-вперед и раздавал указания:
- Хавок и Бреда, отвечаете за провиант, обустройку спальных мест, ванной и все необходимое для нормального проживания. Фьюри, связь и радио. Фарман, проверить надежность убежища. Риза – мой помощник.
- А вы кто? – полюбопытствовал Стальной.
- Я – командир, и вообще, тебе не стоит беспокоиться за меня, Элрик. Лучше подумай о себе, - на лице полковника заиграла недобрая улыбка.
Эдвард нервно сглотнул.

***
- ЧТО???
- Видишь ли, - Мустанг полностью игнорировал возмущенные вопли, - завтра будет перекличка. Мы пойдем на нее, как все, отметимся и вернемся назад, чтобы доделать укрытие. Однако если нас хватятся, кто-то должен сказать, что нас нет и мы на разведке. Если повезет, этот кто-то вообще отвлечет все внимание и про нас никто и не вспомнит. Также этот кто-то может немного поучаствовать в войне и ненавязчиво сообщить всем, что на месте нашего убежища, к примеру, минное поле. Стальной, ты подходишь идеально. Из-за своего крохотного роста ты пытаешься привлечь внимание и поэтому постоянно орешь, ругаешься и дерешься с кем попало – то есть, все на тебя отвлекаются.
- Ах, ты… - у Эда даже не оставалось слов от возмущения, - а что, если я сейчас пойду и расскажу все фюреру?
- Пожалуйста. Попытка отделаться от учений ничто по сравнению с человеческим преобразованием, Элрик, - Эдвард был разбит вдребезги, и ему оставалось только свирепо сверлить Мустанга взглядом.

***
На следующий день, «Огненная крепость».
- «Огненная крепость»? Это идиотское название, - заявил встрепанный и измазанный сажей Эд, вваливаясь в хитроумно замаскированное укрытие.
- У тебя есть варианты получше? – меланхолично спросил Рой, принимая из рук Ризы чашку с чаем.
- Конечно! – юный алхимик оглядел нечто, смахивающее на большую землянку; по полу бегали жуки, а с потолка свисала паутина, - Например, «Огненная дыра» или просто «Яма». Или нет, лучше…
- Братик, - позади послышался робкий голос Ала, - кажется, я застрял.
- Ал…
Эд, упершись ногой в стену, отчаянно потянул младшего брата за хвостик на шлеме. Раздался грохот.
- Братик, вечно ты все испортишь, - запричитала голова, вокруг которой валялись остальные металлические части тела.
- Ладно, ладно, успокойся. Сейчас я все соберу… - Эд соединяет ладони.
- О, кстати, я знаю, как назвать это выгребную яму, - Эдвард радостно выбегает за дверь. Хлопок, вспышка, довольный хохот Элрика, присоединяющийся к нему гогот Хавока, и Рой Мустанг, нервно выбегая из пристанища, смотрит на надпись, совсем недавно гласившую «Огненная крепость».
- «КОНЮШНЯ»???
Счастливый Эд, сделавший гадость начальнику, бегает по убежищу, скрываясь от разъяренного полковника, команда Мустанга, веселясь, разглядывает задорных лошадок (нарисованных все тем же рукастым алхимиком), Риза невозмутимо разбирает коробки с едой…
- Братик! Братик! А как же я? – возмущенно подпрыгивает железная голова, так и не присоединенная к телу.

***
Ночь, «Конюшня Огненная крепость».
Команда Мустанга и братья Элрики спокойно спали, когда невдалеке послышалось шуршанье. Чутко спящий Альфонс и привыкшая просыпаться от малейшего шороха Риза мгновенно очнулись. Лейтенант быстро разбудила остальных, но так как все члены команды были мирными людьми, Мустанг спросонья не мог найти перчатки, а Эдвард даже не проснулся, из оружия у хитрых беглецов были только грозный пистолет Ризы и тяжеленная энциклопедия Фармана.
- Проходите, теперь налево, - раздавалось из-за двери, - я помню это место. Мы здесь укрывались во время атак… О, вот оно! Ух, как дверь заржавела, даже не шевелится… Странно, чего-то не припомню этих лошадок на стенах… - алхимическое сияние и дверь открывается, - Заход…
- Получай! – завопил Ватто Фарман, опуская на голову человека в капюшоне огромную книгу.
- Оох… - из капюшона показалось усталое старческое лицо.
- Доктор Марко? – удивилась Риза.
Кристальный прищурился, вспоминая девушку.
- Риза Хоукай, верно? Глаз Орла, лучший снайпер армии?
- Да, - коротко кивнула Риза, опуская пистолет.
- Доктор Марко, с вами все хорошо? – пискнули из дверного проёма.
- Все нормально, Мэй Чан, можешь заходить.
Ксингская принцесса храбро шагнула в темное сырое подобие подвала. За ее спиной во тьме ярко блестели красные глаза Шрама.
Риза хмуро кивнула, направив ему в лоб дуло пистолета. Ишварит поморщился, но вошел.

***
- Как тут страшно… - прошептала Мэй Чан, осторожно обходя землянку по периметру.
- Мэй? – неподалеку виднелся рыцарский шлем.
- Альфонс-сама! – завопила девочка, бросаясь вперед и налетая на шкаф.
- Альфонс-сама… - Мэй потерла лоб и подняла глаза, - Альфонс-сама!!! Что с вами случилось? Где ваше металлическое тело???
- А, это… - голова, стоящая на шкафу (больше похожем на развалину), смутилась, - Это… ну… братик… он…
- Я так и знала! Альфонс-сама, ваш брат вас недостоин! Противный коротышка!
До этого преспокойно дрыхнущий Эд слетел с кровати с воплем:
- Это кто тут похож на микроба???

***
Почти утро, там же.
Объяснив, что он скрывается от военных, Марко решил остаться в убежище. Возражений не было, все только улеглись на импровизированные кровати, как дверь… слетела с петель. Из открывшейся дыры в «Огненную крепость» метнулась черная тень.
- Ты, малявка! А ну отдай моему господину философский камень! – раздалось из-под цветной маски.
- Это кто тут крохотная песчинка??? – напрягся Эд.
- Лэн Фан, давай лучше попросим у них еды, потому что если я сейчас не поем, философский камень потребуется мне, - вслед за телохранительницей вполз Линг.
- Линг Яо и Лэн Фан? А вы что тут делаете? – спросил Ал, лежа (сидя?) на руках у Мэй.
- Ищем философский камень! – сообщила Лэн Фан и посмотрела на своего господина, - Ну, и еду.
- Еду мы вам дадим, а камень… - начал Альфонс.
- А философский камень я вам ни за что не отдам! – Мэй Чан гордо тряхнула головой, - Даже если бы он у меня был!

***
Там же, вроде бы завтрак.
- Ну эти ксингцы и прожорливые, - бурчал Мустанг, все еще пытаясь найти перчатки, - Хавок, завтра съездишь в город, купишь еще запасов. Только осторожней, чтбы не заметили… Нашел! – Рой обрадованно схватил пару белых перчаток с красными алхимическими кругами, - Стальной! Что МОИ перчатки делают у ТЕБЯ под подушкой?
Старший Элрик пробормотал что-то неразборчивое, а младший испуганно уставился на него:
- Братик, ты что, хотел изучать огненную алхимию?!
- Ал, дурак, не пали, - зашипел Эд.
Мустанг снисходительно потрепал Эдварда по голове:
- Ты еще не дорос до моей алхимии, Стальной.
- Это кто тут ростом с первоклашку???

***
Из дневника Хавока:
«Полковник сказал мне купить еды. Купил. Иду назад. Думаю о том, что в этом погребе скучно.
Все еще иду. Ой! Врезался в столб. Какое-то объявление спланировало мне на лицо…
«Самые горячие девушки Аместриса»?
!!!!!!!!!!».


***
Полковник Мустанг недовольно перевернулся с одного бока на другой. Затем поправил подушку. Натянул одеяло. Увы – ему не спалось. Причиной этому являлся какой-то шум, но Рой решил не обращать на него внимания.
- Друг! – дверь с шумом распахнулась, и в тесную каморку влетел Хьюз, - Ты чего лежишь? Там такое веселье! Майор Армстронг показывает фокусы!
- Так вот почему мне кажется, что здесь бродит слон, - пробурчал Мустанг, и только потом до него дошло, - Маэс! Что ты тут делаешь?
- Не хочу воевать, - пожал плечами Хьюз, - Я не могу оставить Алисию без отца.
- Это учения, а не война, - возразил Рой.
Хьюз поморщился.
- Видел бы ты, как они все сражаются. Как будто мы драхмийцы какие-нибудь! Видимо, им не сказали, что это учения.
- Зная Оливию Армстронг, могу предположить, что ты прав. А Армстронг то что тут делает?
- Он не хочет сражаться со своей сестрой.
- Такими темпами здесь скоро окажется весь Централ, - пробормотал Рой, выходя из импровизированной спальни.
Ярко горел свет, слышались веселые крики, а в землянку все прибывали и прибывали…
- Хавок! – рявкнул полковник, - Что здесь делают девушки мадам Кристмас?
- Это не они! Это девушки-военные! – отважно произнес Джин, но все его планы и мечты рухнули: одна из девушек заметила Мустанга.
- Полковник! – радостно завопила она, подлетая к Рою.
- Прекрасно выглядишь, Луиза, - ослепительно улыбнулся военный.
Спустя минуту «Огненная крепость» наполнилась радостным визгом и Рой оказался окружен дюжиной пар прекрасных глаз…
Несчастный Джин Хавок, чье сердце вновь оказалось сожжено в пепел, остался в одиночестве.
- Не переживай, младший лейтенант Хавок, - прогудел над ним мощный бас, - Женская красота передавалась из поколения в поколение в роду Армстронгов!
- Я все равно не нравлюсь Катерине, майор, - тяжело вздохнул Хавок, ломая очередную сигарету.
- Помимо младшей, у меня есть еще и старшая сестра! – обрадовал его Алекс.
- А она симпатичная? – Джин воспрял духом.
- Она просто очаровательна, - прослезился майор, - Ее зовут Оливия! Оливия Мила Армстронг, генерал-лейтенант Аместрийской армии.
Стоящий неподалеку Фарман перекрестился.

***
На следующий день, около 5 километров на юг от убежища, окопы.
- …А мертвых нет?
- Нет, зато много раненых. Не думала, что северные и вправду такие жестокие, - говорила Ребекка, помешивая чай, - Кстати, спасибо за печенье, Риза. Где же ты его взяла здесь?
- Да так, - Риза неловко улыбнулась, - Ладно, мне пора, Ребекка, - девушка быстро направилась к «Крепости», не обращая внимания на удивленную подругу.
Хоукай чувствовала вину, и сейчас мысленно ругала полковника - за дурацкую идею, и себя – за согласие. Ничего сейчас она вернется в укрытие, найдет тихий уголок и почистит пистолет, чтобы успокоиться…
В маленьком подземном мире царило веселье. Было так шумно, что Риза удивлялась, что их еще не обнаружили на поверхности. Кто-то танцевал, кто-то играл в карты, Хавок и еще несколько мужчин пили притащенную Джином текилу, жалуясь на жизнь и женские сердца, обращавших внимание только на Роя Мустанга («Няяя… Огненный полковник!»), Эдварда Элрика («Государственный алхимик? Такой молодой и красивый!») и Линга Яо («Настоящий ксингский принц!»).
Риза только вздохнула, глядя на весь этот балаган. Внезапно ее притянули за руку и втянули в пеструю толпу.
Пистолет так и остался не почищенным.

***
Конец недели, последний день военной игры «Бригс против Централа».
Все (абсолютно все!) сидели кругом и сосредоточенно думали, чем бы заняться.
Спиритический сеанс делали, в «слово или дело» играли, шарады загадывали… Скучно.
Но Хавок вновь проявил чудеса сообразительности.
- Бутылочка! – завопил он, ловко выуживая откуда-то пустую бутылку.
Крутили ее как попало, и Джину повезло: в первый раз бутылочка указала на него и… Ризу Хоукай.
- Сделаем это быстро, - решила девушка, щелкнув затвором пистолета.
Хавок потянулся к ней.
- Имейте в виду, интрижки на рабочем месте запрещены, - ехидно произнес Рой, когда его подчиненные отстранились друг от друга.
Риза кинула на него убийственный взгляд.
Следующим крутил Эд.
- НЕТ!!! – раздался двойной вопль.
- Я не буду целовать эту малявку! Я не педофил!
- Я не буду целовать эту лошадь! Я не зоофил!
- Правила есть правила, целуйтесь, - отрезала Риза, наслаждаясь страданием полковника.
Мустанг и Элрик обменялись мрачными взорами, но делать было нечего.
Эд оперся руками об пол и потянулся вперед. Рой убрал с его лба светлую прядку и мягко прикоснулся губами к губам Эдварда. Оба невольно закрыли глаза, вспоминая бал-маскарад, странные сны и одну маленькую слабость… Рой притянул Эда поближе, Элрик прильнул к нему, жарко обхватив за шею, и они уже сливаются в дикой, неправильной, запретной страсти…
Этого никто не увидит – все взгляды обращены наверх, где слышится странный гул…
Секунда – и резкий взрыв потрясает землянку, Эдвард ошарашено отрывается от Роя и видит… небо?
- Полковник Мустанг и его команда, - послышался снаружи усиленный рупором женский голос, - ну и кто там еще? Сдавайтесь Бригсу и выходите с поднятыми руками.
В раскрытом убежище было тихо-тихо.
- Вывешивайте флаг. Это последнее предупреждение, - холодно заявила Оливия. Она ни на секунду не сомневалась в победе – за ее спиной стояли танки.
- Одну секунду, - Мустанг усмехнулся, - Стальной, передай, пожалуйста, белый флаг.
- Конечно, полковник, - неожиданно послушно откликнулся Эдвард.

***
Оливия в бинокль наблюдала яркую вспышку, вырвавшуюся из-под рук Элрика.
«Алхимики хреновы», - хмыкнула она про себя, - «Без преобразования ничего не могут».
- Сдаетесь? – повторила генерал-лейтенант в рупор, глядя, как Эд перебрасывает что-то полковнику.
- Разумеется, - Мустанг вскинул руку в белой перчатке с ярко-красным алхимическим кругом…
Снежная королева быстро приказала:
- Огонь!

***
Ядро столкнулось с огненной молнией. Раздался взрыв. Все заволокло дымом.
А когда он рассеялся, Оливия увидела вызывающе улыбающегося мальчишку Элрика.
- За Централ, ребята! – весело выкрикнул он.
Армия, противостоящая Оливии, была маленькой, но мощной и невероятно воодушевленной.

***
Бригс против Централа.
«Дожил! Сражаюсь рука об руку с этими уродами – живым оружием, вырезавшими мой народ! Ладно, может, здоровяка и малявку я не помню, но вот Огненный полковник там точно был! А я… Тоже хорош!» - горестно думал Шрам, подрывая танки.

***
- Юный господин, мы же из Ксинга, зачем тогда мы участвуем в этой войне?
- Равноценный обмен, Лэн Фан, - загадочно произнес Линг Яо.
- Вы хотите сказать, что за помощь нам дадут философский камень для императора?
- Философский камень? Да нет, я о другом. Вот, смотри, Рой Мустанг ведь полковник?
- Ну да…
- И зарплата же у него больше чем у Эда?
- Да…
- И как ты думаешь, он сводит нас в тот ресторан в Централе? – задумчиво произнес Линг, умело связывая Буканира.

***
Вечером, бордель мадам Кристмас.
- И как вы только отпустили своих девушек с Хавоком? – недовольно произнес Рой.
Женщина пожала плечами:
- Он сказал что-то про военную вечеринку, и я сразу подумала про тебя, малыш Рой.
Стоявший рядом Элрик прыснул, и Мустанг тут же пожалел, что взял его с собой («-Что? Зачем? -Это в качестве наказания, Стальной. -За что? -За будущие правонарушения»).
- Ладно, нам пора, - полковник, схватив Элрика, поспешно вышел на улицу.
- Пока, малыш Рой, - мадам Кристмас усмехнулась.

***
Недовольный Мустанг тащил за собой заливающегося смехом Эда.
- Малыш Рой… Полковник… - Стальной уже стонал от хохота.
- Только попробуй хоть кому-то рассказать, и я… - Мустанг грозно посмотрел на подчиненного, а Эд из упрямства не отвернулся.
Внезапно взгляд Роя из раздраженного превратился в изучающий, и от этого у Эдварда по коже словно прошел разряд.
Угольные и золотые глаза задумчиво сверлили друг друга, пытаясь угадать мысли.
Рой приподнял Эда за подбородок, чтобы лучше рассмотреть сияющие лучи в глазах. Эдвард мягко, тепло улыбнулся полковнику...
- Ай! Ой! – раздалось неподалеку, и алхимики резко отодвинулись друг от друга.
- Младший лейтенант Хавок! Может, объясните, что вы делали на дереве?

***
Из дневника Хавока:
«Жестокое и неблагодарное дело, но кто же кроме меня им займется? еще бы у остальных то есть подружки
К сожалению, мне не удалось ничего увидеть (чертовы голуби!), так как я почти сразу упал с дерева.
Но я все еще подозреваю…
Ох! Споткнулся об какую-то железяку. Хм, может стоит намекнуть Эду, что нам надоели эти металлические штуки по всему штабу и Альфонса хорошо бы уже собрать?
Какой я умный! Специально предложил поиграть в бутылочку, чтобы посмотреть на их реакцию! Жаль, на нас напал Бригс, и я не успел ничего увидеть…
Но я все узнаю! Я круче Шекспира… то есть Шерлока… обоих, короче!
Расследование ведет Хавок».



Глава 7. Переполох на Севере или История чихающего куста.
Из дневника Хавока:
«Замечательный день! Сегодня полковник сказал, что у него есть для нас сюрприз!
Буду надеяться, что он во всеуслышание объявит, что он – гей, любит Эда и больше никогда не будет встречаться с девушками!».

На следующий день.
«Сижу в поезде и пишу под ужасный храп остальных.
Мда… Полковник умеет делать сюрпризы… неприятные. Какого черта мы едем на север?!».

***
Через день.
Полковник бодро вышагивал по заснеженной дороге, а его команда хмуро плелась позади.
Наконец в пурге появилось ярко-красное пятно, и холодный ветер донес до военных негодующий голос:
- …ну вот, ты считаешь это нормальным?! За пять минут до отправки в Рашвелл он срывает нас с поезда, чтобы мы все бросили и приехали в эту холодрыгу! Нет, вот найдем философский камень, вернем наши тела, уволюсь из армии и набью эту лошадиную морду! А он… - Элрика приподняли за шкирку.
- Что ты сделаешь, Стальной, повтори-ка?
- Набью тебе морду! – ничуть не смутился разъяренный Эдвард.
Морозный северный воздух ощутимо раскалился…

***
Спустя полчаса.
- Осел.
- Карлик.
- Конь в погонах.
- С высоты тебя плохо слышно…
В безрадостном пути остальных военных и Ала было только одно развлечение – слушать ругань двух алхимиков.
- Ну, долго еще? – наконец спросил раздраженный Мустанг у Эда.
- Долго что?
- Идти.
- До Бригса?
- Да.
- Я откуда знаю, вы же нас ведете!
Повисло молчание.
- Я?! – наконец отмер Рой.
- Ну а кто?
- Ты!
- Я не знаю, куда идти! – отрезал Эд.
- Как же ты попал сюда в прошлый раз?
- Ну… - Элрику не хотелось рассказывать о постыдном плене бригских солдат, но злобные горящие глаза вконец замерзшей команды мгновенно вытянули из него все подробности.

***
Спустя час.
- Ох, распустила генерал-лейтенант своих солдат, - бубнил Мустанг, - второй час круги нарезаем, и никто даже не пытается нас арестовать!

***
Спустя полчаса.
- Эй, вы! Что вынюхиваете у крепости Бригс? Небось опять Драхма шпионов подослала, - услышали неудачливые путешественники голос, с легкостью перекрывающий вой метели.
- Наконец-то! – завопил Эд, бросаясь к Буканиру, - Где шляетесь? Мы, блин, заледенели уже!
Буканир, прищурившись, присмотрелся к красной вопящей козявке и признал в ней Эдварда Элрика.
- Ну, - сердито поторопил его алхимик, - арестовывайте нас уже! Я есть хочу!
- Нас? – уточнил капитан.
- Полковника Мустанга можете оставить здесь, в холоде, на съедение свирепым северным медведям, - мстительно косясь на начальство, предложил Элрик.
Буканир отказался, но мысленно восхитился такой кровожадной жестокостью.

***
Через час.
Отогревшийся, разрумянившийся, и, следовательно, обнаглевший Мустанг с улыбкой сытого кота восседал перед Оливией.
- Ну и что ты тут забыл? – хмуро спросила комендант крепости.
Улыбка Роя стала еще шире:
- Горнолыжную базу. Кстати, генерал-лейтенант, вы, кажется, не получали разрешения на ее постройку?
Оливия скрипнула зубами.

***
- В Бригсе есть горнолыжная база???
- О да. Вы же сами жаловались, что…
- Полковник! – всхлипнул Хавок, - Я вас так люблю! Хотя вы уводите всех моих девушек…
Разумеется, в Бригсе есть горнолыжная база. А что, вы думаете, делает Оливия в ожидании нападения?

***
На катке горнолыжной базы Бригса.
На катке было полно народу, но в одном месте словно образовалась дыра.
Лед под Эдом, казалось, плавился, а все катающиеся старательно объезжали Элрика.
Собственно, в этом то и была проблема. В Ризенбурге никогда не было достаточно холодно для заливания катка, и братья Элрики попробовали подобное развлечение только сейчас. Но и то, младший Альфонс, пребывая в форме огромного металлического доспеха, с легкостью бабочки парил на льду, а Эд совершенно не мог удержать равновесие на скользкой поверхности.
- Что, Стальной, оправдываешь свое звание? – раздался над ухом ехидный голос.
Элрик вспыхнул, попытался встать на коньки, пошатнулся…
- Братик, братик, с тобой все хорошо? – взволнованно спросил Альфонс у брата, лежащего на холодном льду посреди катка.
Эд проводил взглядом издевательски машущую ему ручкой скотину.
- Нет!
- Что же случилось?
- Я не умею кататься!
- Я могу тебя научить, - отважно предложил брат.

***
Там же, вечером.
- Братик, извини… но ты абсолютный бездарь! – вздыхал Альфонс, в очередной раз протягивая Эду руку и помогая ему подняться.

***
Комната братьев Элриков, ночь.
- Эд, ты куда это собрался? – возмутился доспех, глядя на открывающего окно брата.
- Спи, Ал, спи, - пробормотал Эд, выскальзывая на улицу.
Он шел к катку.
Увы, если бы Эдвард знал, что кое-кто с лошадиной фамилией – любитель катания по ночам, он бы даже за философский камень не отправился бы учиться кататься ночью.
И поскольку они оба были такими упрямыми – Рою и Эду пришлось кататься вместе.
Это было интересно, весело… и даже романтично – кататься вдвоем под луной, но никто из них никогда в этом не признается.

***
Некоторое время спустя.
Из дневника Хавока:
«Ночь. Луна. Дикий мороз.
Сижу в кустах. Мерзну.
Мерзну.
Все еще мерзну.
Блин, так тяжело следить за ними! Нафига они решили кататься ночью, да еще в такой холод?!
Мерзну.
Ничего, когда-нибудь все это окупится! Телефонными номерами красивых девушек…
Покурить, что ли?
Курю.
Курю.
Ку… а-апчхи!
Кажется, заболел.
Кажется, в мой куст летит падающая звезда…
Нет, это не звезда…
…».

И отважного корреспондента Хавока завалило снегом.

***
Несколькими минутами ранее, на катке.
Из куста, росшего неподалеку, вился дымок.
- А-апчхи! – куст, росший неподалеку, чихнул.
Наконец, полковник это заметил.
- Ох уж, этих драхмийских шпионов развелось, - проворчал он, поднимая руку и складывая пальцы (так что одному курильщику могло быть еще хуже).
Но Эд опередил его, ловко метнув в чихающий куст снежок. Полковнику такая идея понравилась…
…и в следующие несколько минут несчастный куст был обстрелян холодными липкими комьями. Вскоре куст напоминал снеговика.
Минута молчания в честь Хавока.

***
Спустя полчаса, там же.
Некоторым людям самим мирозданием запрещено находиться рядом – но это их не останавливает.
Однако ничем хорошим это все равно не заканчивается.
Слово за слово, и каток – место для катаний на коньках, изъеденный дырами и царапинами, больше напоминал арену для баталий.
В конце концов, полковник Мустанг решил применить свое главное оружие.
Щелк…

***
Спустя полчаса.
Вымокших, замерзших и злых алхимиков из растопленного катка вылавливали всей армией крепости.
- Молодец, полковник, из-за вас мы теперь стали посмешищем для всего Бригса, - шипел Эд. – Лучших алхимиков Аместриса, живое оружие армии, мокрых как лягушек вытаскивали из размокшего катка! А вы еще фюрером стать хотите! Да я бы вас даже в капралы не взял!

***
Через несколько часов.
Выслушав разнос разъяренной Оливии насчет уничтоженного катка и Хавока, отчего-то валявшегося в кустах без сознания, вымотанные военные завалились спать.

***
На следующий день, горнолыжная база.
Эд был счастлив и отчасти даже благодарен начальнику (тайно и не вслух, конечно) – будучи полным «бездарем» (как выразился его брат) в катании на коньках, он отлично ездил на лыжах.
Потрясающее ощущение легкости, свободы…
Внезапно вдали мелькнуло что-то подозрительно знакомо-зеленое…
Элрик спешно отбросил лыжи и помчался вперед.
- Эй, Стальной, ты куда? – он едва не врезался в полковника.
- Там Энви, - сообщил Эд.
Полковник мгновенно посерьезнел и направился вслед за Элриком.

***
Спустя двадцать минут преследования.
- И где он? – Мустанг зорко оглядывал белую долину.
- Я видел его зеленые волосы, - уверенно произнес Элрик, - Наверняка он следил за нами.

***
Несколькими часами ранее.
Из дневника Хавока:
«Кхм… вчера я весьма некстати потерял сознание…
Но у меня есть и хорошие новости. Вчера я гулял по крепости и нашел склад с костюмами для маскировки. Майлз сказал, что ими все равно никто не пользуется… поэтому я одолжил один. Такой хорошенький, зелененький…
В общем, за этим переносным кустом меня теперь никто не запалит!».


***
Спустя двадцать минут преследования (опять).
- Слушай, Стальной, а может, на почве всей этой истории с философским камнем ты просто свихнулся и видишь глюки, а я, как идиот, тебе верю? – предположил полковник, видя, что поиски гомункула не приносят никаких результатов.
Элрик проигнорировал его и внезапно воскликнул:
- Вот он!
Зеленое пятно, услышав его возглас, испуганно подскочило и унеслось.
- Не уйдешь! – завопил Элрик, хлопая в ладоши и прикладывая их заледеневшей земле.
Лавина.

***
Некоторое время спустя.
- Использовать алхимию в горах - ну и кто из нас идиот? – поинтересовался Мустанг, выкопавшись из-под снега.
- Ладно, квиты, - хмуро кивнул Элрик.
- Кстати, я нашел твоего «Энви». Стальной, ты просто гений, - полковник с ухмылкой указал в сторону.
Там зеленел куст, под которым тихо-тихо сидел Хавок.
- Кстати, лейтенант, что ты здесь делаешь?
Хавока захватила паника.
- Эээ…
- Наверняка следил за какой-нибудь девушкой, - хмыкнул полковник.
- Да, точно, - облегченно выдохнул Джин.
- Надо выбираться! – заявил Эд, карабкаясь по почти отвесной стене, построенной лавиной.
Полковник наблюдал за ним с огромным интересом.
- Три… два… один… браво, Стальной! – Элрик соскользнул и слетел вниз.
- Есть идеи получше? – мрачно спросил Эд, отплевываясь от снега.

***
Хавок нервно размышлял о своем положении. Внезапно ему в голову пришла ИДЕЯ. Весьма рискованная, но все же Джин решил поэкспериментировать. А алхимики разрабатывали план по спасению себя:
- Ну… лестница?
- ???
- С помощью алхимии.
- Тебе одного раза не хватило?
- Двух, вообще-то.
- Ладно, двух. Еще идеи?
- Подать сигнал?
- Как?
- Да блин, почему я один должен думать? Вы же старее меня, следовательно, умнее… впрочем, я не уверен.
- Давай, давай, Стальной. Включи то, что подсказало тебе, что наш Хавок – это Энви.
- Ммм… а может…
- У меня есть идея как согреться, - некстати встрял Хавок.
- Ну?
- Ну… я где-то слышал, чтобы согреться, нужно раздеться и… - отползая назад, промямлил Хавок.
- Хавок, ты сдурел?
- Ну хотя бы поцеловаться!
Эдвард принялся стремительно краснеть.
- Ах ты…
Звук падающего тела.
- Отлично, Элрик. Теперь у нас вместо двух с половиной голов только полторы.
- Да ладно… А почему полторы?
- Твоя голова такая маленькая, что может считаться только за половину.

***
Бессознательный Хавок неподвижно лежал на своем переносном кусте, в то время как полковник и Эд отчаянно искали, чем бы согреться. Особенно тяжело приходилось Рою.
- Я же все-таки Огненный, - пояснил он Эду. – Не люблю, когда холодно.
Сколько они уже так сидят?
Угнетающее молчание слоилось в воздухе.
- А может, и вправду… поцелуемся? – неуверенно прозвучало в снежно-мертвом ущелье.
Кто это предложил?
А кто согласился?
Когда оно вообще началось, это чувство, такое странное и упоительно-сладкое в своей неправильности?
Да какая вообще разница?..
И уже совсем не холодно, даже наоборот.
Красный плащ, синий мундир заметно выделяются на белом снегу.
Неумелые, но жадные поцелуи Эдварда, ловко перехватываемые опытным Роем.
Металлические руки почти болезненно впиваются в белые локти – не уходи, не отпускай, будь всегда рядом.
И Рой рядом – он медленно, нестерпимо медленно проводит губами по еще детской, хрупкой шее.
Эд издает полвсхлип-полустон и, опустив голову на плечо полковника, осторожно расстегивает рубашку.
Рой, почти не чувствуя ледяного ветра, забирающегося под ткань, резким рывком опрокидывает Элрика на хрустящий снег.
Зрачки Эда расширяются, золотые глаза становятся пьяными и пьянящими, они словно искрятся.
Непроглядная чернота глаз полковника впитывает этот нежный теплый свет, согревающий лучше пламени.
Господи, пожалуйста, пусть их никогда не найдут…
Тонкие пальцы забираются под одежду, дотрагиваются до груди, живота – Эдвард шумно выдыхает. Невесомые поглаживания постепенно сменяются более уверенными прикосновениями…
Скрип шагов, металлический лязг – паника.
Мгновенье – и они, одетые, уже стоят по разные стороны друг от друга.
- Братик, полковник! – обрадованно восклицает Альфонс. – Наконец-то! С вами все в порядке? А то лавина… - доспех резко замолкает.
Напряжение тучей повисает в воздухе.
Рой и Эд мрачно переглядываются: распухшие, раскрасневшиеся от поцелуев губы; задравшиеся рукава мундира открывают следы от сильных стальных пальцев на светлых запястьях; сползший красный плащ бесстыдно обнажает шею и плечо, на которых красуются внушительные засосы…
- Братик… Что это у тебя на шее? - голос Ала дрогнул. – Неужели ты подрался с полковником?
Вновь перегляд, уже облегченный – наивный Альфонс принял засосы за синяки.
- Братик! – голос из взволнованного становится недовольным. - Полковник! Вы же взрослые люди! Ну и зачем вы это сделали?
- Чтобы согреться, - Рой усмехается, но в уголках его губ Эду чудится тоскливая горечь.

***
Альфонс зовет кого-то, слышатся голоса, шум…
Рой аккуратно поправляет манжеты рубашки, Эд крепко обматывает шарфом горло и натягивает плащ.
Никто никогда ничего не узнает.

***
Несколько дней спустя, поезд Бригс - Централ.
Оливия провожает их с радостной улыбкой, даже помахивает саблей на прощанье. Полковник отвечает ей очаровательной улыбкой и обещанием непременно вернуться. Улыбка с лица генерал-лейтенанта исчезает, но саблей она все еще помахивает.
Эду весело смотреть на такое ребячество со стороны взрослых людей. И вообще, настроение у него отличное, а странную затаенную грусть он заталкивает подальше в сердце.
В поезде он мгновенно засыпает, и Альфонс накрывает его пледом. Рой Мустанг смотрит на него с мягкой незаметной улыбкой, гадая, что же снится юному алхимику. А Эдварду снится белый-белый снег, отчего-то совсем не холодный.

***
Из дневника Хавока:
«Какой облом! Я вырубился дважды за эту неделю, причем оба раза – в самые ответственные моменты!
Ну ладно, наверняка там не было ничего особенного…
А переносной куст генерал-лейтенант Армстронг (жуткая женщина, теперь понимаю, почему Фарман вздрагивает при одном упоминании о севере) разрешила мне оставить себе, объясняя это тем, что в Бригсе он бесполезен, так как при минус сорока кусты не растут. Так вот почему меня так быстро спалили!
В общем, все хорошо. Ну, кроме того, что полковник идет на свидание с новой секретаршей.
Расследование ведет Хавок».

@музыка: Yui - Again

@настроение: няшное)))

@темы: Яой/слэш, Юмор/стеб, Фанфикшен, Романс, Расследование ведет Хавок, FMA