19:04 

~kagami~nyan~
Яду мне, яду! Только не очень горького!
Название: Расследование ведет Хавок.
Фандом: FMA
Автор: ~kagami~nyan~ aka MiniMafia
Бета: Mikan...
Статус: в процессе
Жанр: романс, юмор, повседневность.
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Рой/Эд
Размер: макси
Саммари: «Где вчера находились полковник Мустанг и майор Элрик? А каком поцелуе говорил Стальной алхимик? Какие отношения связывают двух самых выдающихся личностей штаба – Роя Мустанга и Эдварда Элрика?»
Дисклеймер: балуюсь с куколками Хирому Аракавы
Предупреждения: возможен ООС
Размещение: с разрешения.
От автора: можно сказать, первое произведение, принимается грамотная и обоснованная критика.


Глава 1. Первые записи Джина Хавока или Секретное задание Эдварда Элрика.
Из дневника Хавока:
«Хм… я решил завести дневник. Наверное, потому что мне надо кому-то выговориться…
Теперь я понимаю Эдварда: полковник – редкостная скотина. Жанна (та самая, что не дала мне свой телефон вчера) сегодня утром вовсю флиртовала с Мустангом. Разве это честно? Ну чем он лучше меня?! Тем, что он полковник? Тем, что он красавец? Тем, что он Пламенный алхимик?
Ладно, предположим, что он лучше меня. Совсем чуть-чуть».


Чуть позже.
«Подозрительно: сегодня не было слышно ни одного вопля «Это кого ты назвал коротышкой???». Где же Эд? Да и Ала не видать… Куда пропали Элрики?».

Снова чуть позже.
«Лейтенант Хоукай сказала, что Элриков вызвал к себе фюрер. Интересно, зачем? Никто не знает. И вообще всем очень скучно без Стального. Особенно полковнику Мустангу. Он даже решил разобрать документацию. Сам. Добровольно.»

Снова чуть позже.
«Странный день. Сначала Эда и Ала забирает фюрер, а теперь Мустанг дает всем отгул. Мы даже не успели спросить почему – он сам же ушел первым. Эх, наверное, сейчас у него свидание с какой нибудь красоткой…».

***
Полковник Рой Мустанг в своей парадной форме сидел в беседке у сада и с тоской пил вино. Скучно. Скучно было на работе, потому что Стальной отсутствовал, и не над кем было издеваться. Скучно здесь, на Аместрийском бале — маскараде, потому что нет никаких хорошеньких или хотя бы просто симпатичных девушек и подкатывать не к кому.
Внезапно Мустанг увидел ее. Пышное розовое платье, золотистые волосы, изящная хрупкая фигурка, звонкий смех. У Роя было много женщин, но эту смело можно назвать самой красивой. В том, что красавица влюбится в него, Мустанг, разумеется, не сомневался. Рой подошел к красотке и обворожительно улыбнулся.

***
Когда Великий и Ужасный Стальной алхимик Эдвард Элрик увидел рожу «любимого» начальника, не потрудившегося надеть маску и явно собирающегося к нему клеиться, он с трудом подавил желание заорать и врезать Мустангу автоброней.
— Не хотели бы вы прогуляться со мной по саду? – галантно спросил Рой.
Элрик закивал, боясь, что если он откроет рот, из него вылетит «А ну отвали от меня, карьерист хренов!». «Думай об Але, думай, как вернешь ему тело», — уговаривал он себя – «Думай о философском камне, не думай о полковнике». Однако это давалось нелегко – брат был далеко, философского камня он вообще никогда не видел, а Рой Мустанг был здесь, рядом, держал его за руку.

— А как вас зовут? – спохватился Мустанг.
— Э… Э… Элеонора! – выпалил Эд.
— Элеонора… Какое чудесное имя! Насколько помню, с греческого оно означает «милосердие» и оно вам прекрасно подходит. Ведь вы так похожи на ангела! – вдохновенно рассуждал полковник, совершенно не догадываясь о том, что «ангел» больше всего на свете мечтает заехать ему между ног автоброней.
«Ну зачем я согласился на это задание!» — мысленно взвыл Элрик.

***
Flashback
— Для этого задания нужен кто-то умный, энергичный, талантливый и… — Брэдли сделал паузу – с привлекательной внешностью.
На удивленный взгляд Эдварда фюрер чуть смущенно передал ему коробку. Юный алхимик, распахнув ее, вздрогнул. Розовая ткань, цветочки, рюшечки…
— Дело в том, что шпион, у которого необходимо выкрасть письмо – большой любитель женского пола, — говорил Кинг Брэдли – поэтому мы решили, что лучшая кандидатура на роль агента – очаровательная леди. К сожалению, в армии мало женщин, и все они имеют специфическую внешность. Тогда я подумал, что мы можем задействовать мужчину, максимально похожего на… даму. А лицо мы прикроем маской, никто не удивится, ведь это бал – маскарад.
— И вы считаете МЕНЯ самой подходящей кандидатурой? – поинтересовался Элрик.
Фюрер осторожно кивнул и тут же пожалел об этом — Стальной побагровел и выпалил, совершенно не считаясь, что перед ним высшее начальство:
— Это кого ты назвал бабой-недоростком???
Брэдли сделал глубокий вдох-выдох и произнес:
— Я знал, что вы не согласитесь сразу, поэтому предлагаю: если задание будет выполнено, вы получите доступ ко всем библиотекам, включая секретные архивы.
Эд замер. Больше информации – больше шансов вернуть Алу тело… Вот Ал, его любимый братишка, улыбается. Улыбается настоящей, человеческой улыбкой. Что по сравнению с этим один вечер попариться в розовом платье?!
— Я согласен, — быстро выдохнул Стальной, не давая себе передумать.

***
Уинри и Ал, не переставая хихикать, готовили Эда к его бенефису.
— Какая ты будешь красивая, — повторяла Уинри, сооружая из привычного хвоста кудряшки.
— Нет, нет, — качал головой Альфонс, — это слишком легкомысленно. Лучше крупную волну.
Эдвард был поражен познаниями младшего.
— Ал, ты что, в этом разбираешься?
Ал застенчиво пожал плечами.
— Иногда читать было совсем нечего…
Уинри тем временем рассматривала платье.
— Как ты думаешь, Эду оно подойдет?
Альфонс осторожно потрогал юбку.
— Думаю, да. Но оно такое бледное. Хорошо бы перекрасить.
Уинри нахмурилась.
— И как ты собираешься перекрашивать его?
— С помощью алхимии, как же еще.
— Ну тогда ладно, — смилостивилась девушка. – В какой цвет?
— Может в золотой?
— Неа, тогда все сольется.
— Тогда в бирюзовый.
— Отличная идея! Я слышала, блондинкам он идет.
— Нет! – завопил Эд, которого записали в «блондинки».
— Не нравится? Ну ладно, оставим этот, розовый, только сделаем поярче…
— Я не об этом! – окончательно разозлился старший Элрик. – Я вообще-то иду на секретное задание, так что если вы хотите кого-то понаряжать, купите кукол.
Уинри надула губы.
— Я никогда не любила кукол. Вот ты – это другое дело!
Эдвард только открыл рот, чтобы достойно ответить, как из соседней комнаты высунулась металлическая голова.
— Братик, тебе что больше нравится: фиалки или розы?
— Да отстаньте от меня!!! И зачем я только попросил вас помочь…
Однако ни Ал, ни Уинри его не слышали – они страстно спорили, какой лентой завязывать Эду волосы.
Через три часа «стилисты» напряженно наблюдали за своей «моделью». Наконец, увидев как намакияженный, надушенный, разряженный в шелк и кружева Эдвард впорхнул в двери безо всяких препятствий (то есть воплей «Эй, это же переодетый парень!»), Уинри довольно произнесла:
— Неплохо поработали, коллега!
— Надеюсь, мы каблуки не слишком высокие сделали, — вздохнул Ал.
— А я о другом беспокоюсь, — пробормотала девушка, — Ал, может тебе надо было с ним пойти? А то уж слишком хорошо получилось…
End of Flashback

***
Рой с «Элеонорой» наматывал по саду уже пятый круг, и Эда вконец достало разглядывать пару чахлых кустиков под гордым названием «ландшафтный дизайн» и именно поэтому он в поисках других предметов для рассматривания посмотрел на полковника. Да, Мустанг сегодня хорош как никогда: приятный, бархатистый голос, легкая улыбка на губах, волосы, отливающие серебром в лунном свете. Но больше всего Эда поражали нереальные глаза Роя, будто горящие черным огнем. «Интересно, он со всеми девушками так?» — с неожиданной обидой и злостью подумал Эд.
Тем временем самая красивая (и единственная) пара вечера зашла внутрь здания и направилась к маленьким узким коридорчикам, в которых так удобно обстряпывать темные делишки… и заниматься кое-чем еще. Но второе пришло в голову Элрику намного, намного позднее.
В одном из таких коридорчиков Мустанг неожиданно развернул к себе «Элеонору» и пылко сказал:
— Элеонора, вы – самая чудесная девушка, которую я когда-либо встречал.
И Рой «ее» поцеловал.

***
Эдвард даже не успел ничего возразить, как его накрыла волна мягкого влажного тепла. Все это было так непривычно… но приятно, и Элрик от неожиданности решил просто наслаждался новыми необычными ощущениями. В этот момент он забыл обо всем: о том, что он переодет в женское платье; о том, что он выполняет задание; даже о брате, которому он мечтает вернуть тело. Мягкие губы, горячий язык внимательно исследовали его рот, а руки Мустанга обхватили его…
Внезапно эйфорию рассекла острая, как нож, мысль: «И что, он всех своих баб так целует?». А после нее до Стального стала медленно-медленно, по кусочкам, доплывать мысль:
«Я.
Целуюсь.
С полковником.
Мустангом.
Взасос»
— ААА! – заорал Эдвард и шибанул полковника по ребрам.
Мустанг согнулся.
«Вот это удар!», — пронеслась у Огненного восхищенная мысль, — «Почти как у…». Догадка захлестнула его резко, как цунами, и Рой молча попытался сорвать с «Элеоноры» маску, которой та прикрывала лицо весь вечер. Однако хватка у «прелестницы» оказалась стальной. Тогда Мустанг просто щелкнул пальцами, спалив роскошную маску (Уинри и Ал передрались, споря, чем украшать ее – стразами или перьями).
Полковник знал, что он увидит, но все равно был поражен, когда на него глянул растерянный, злой и смущенный Эдвард Элрик.
— Вы… вы… мы… — ошарашено бормотал алхимик.
— Да, мы поцеловались, Стальной. Неужели ты не понял? Впрочем, откуда тебе знать, ни одна девушка не решится поцеловать такого коротышку, как ты – мрачно ответил Мустанг, даже не пытаясь улыбнуться.
Эдвард был в таком шоке, что даже не ответил на колкость.
Алхимики шли по коридору и Эдвард, чтобы заполнить молчаливую пустоту между ними, начал рассказывать о своем задании.
«Почему?» — с отчаяньем думал Мустанг, — «Почему? Я ведь только встретил девушку, которую искал… Элеонора… Красивая, умная, образованная, разбирающаяся в политике и в алхимии, непосредственная и порывистая. Да еще и с таким ударом…».
Затем, взглянув на красного Элрика, Рой вздрогнул:
— Я что, произнес это вслух?
Эдвард смущенно кивнул:
— Да уж, я от вас такого не ожидал…
Неожиданно от этих слов полковнику стало легче и к нему вернулось привычное ехидство:
— Да, Стальной, а я не ожидал, что тебе так пойдет розовое платье.
— Это кого ты назвал трансвеститом – коротышкой??? – завопил Эд.
Внезапно послышались голоса.
— Надо уходить, — пробормотал Элрик, — без маски все сразу догадаются, что я парень. Ну хоть задание выполнил.
Он быстро распахнул окно и попытался перелезть через подоконник.
— Вы не хотите мне помочь? – прошипел Стальной, чувствуя, что платье за что-то зацепилось.
Мустанг скучающе посмотрел на него.
— Задание ведь твое, я тут не при чем.
— Чертов полковник, это ведь вы спалили мою маску!
— Ну ладно, — Огненный подтолкнул его.
Сдавленный рык внизу подсказал ему, что спуск прошел не совсем удачно.

***
На следующее утро.
— Итак, — подвел итог Мустанг, — давай договоримся. Ты никому не рассказываешь, что я тебе вчера наговорил, а я не рассказываю, что видел тебя в розовом платье.
— И мы оба никому не рассказываем, как мы поцеловались, — Элрика передернуло.
— Да, Стальной, — ухмыльнулся Рой, поглядев на Эда, — мы по-це-ло-ва-лись. Вза-сос.
Блондин позеленел.
— Черт, ощущение будто выпил десять литров молока.
Элрик вскочил со стула и начал задумчиво расхаживать по кабинету, потом, пользуясь тем, что сейчас раннее утро и в штабе никого нет, он завопил во весь голос:
— ПОВЕРИТЬ НЕ МОГУ, ЧТО МЫ С ВАМИ ПОЦЕЛОВАЛИСЬ!!!

***
Хавок пришел на работу пораньше, чтобы разобрать документы (правда, полковник поручил это ему три недели назад, но лучше поздно, чем никогда). Он уже стоял у кабинета, собираясь постучаться, но вдруг подскочил из-за дикого вопля Стального: «ПОВЕРИТЬ НЕ МОГУ, ЧТО МЫ С ВАМИ ПОЦЕЛОВАЛИСЬ!!!». Джин вздрогнул, осознав смысл этих слов и быстро вытащив потрепанный блокнот и карандаш, застрочил:
«Где вчера находились полковник Мустанг и майор Элрик? А каком поцелуе говорил Стальной алхимик? Какие отношения связывают двух самых выдающихся личностей штаба – Роя Мустанга и Эдварда Элрика?».
Прочитал и остался доволен – все-таки не зря ходил на курсы журналистики. Подумал, погрыз карандаш и подписал:
«Расследование ведет Хавок».
Еще подумал и добавил:
«Расследование ведет красивый, умный, талантливый и свободный Хавок».


Глава 2. Сказ об огненном зайце или У Мустанга поехала крыша.
Из дневника Хавока.
«Я наблюдаю за ними уже неделю, но это не дает никаких результатов. Может, мне показалось, что они встречаются? Нет, я не сдамся, пока не узнаю правду! Наверное, они просто заметили мою слежку и решили затаиться…»

***
Эдвард Элрик вошел в кабинет Мустанга и, мило улыбнувшись, положил на стол идеально сделанный в срок отчет.
— Полковник, хотите чаю?
— Нет, спасибо, Стальной, лучше кофе, – ответил Мустанг, не открывая глаз.
— Хорошо, полковник Мустанг. Вам с молоком?
— Офигели?! Я что, еще и кофе вам должен носить???
Рой с тоской распахнул глаза. Маленькая разъяренная креветка подпрыгивала на стуле и отчаянно размахивала руками. Сегодня будет тяжелый день…

***
На следующий день.
Команда Мустанга – Хавок, Фьюри, Бреда, Фарман и Риза Хоукай, шли в штаб, совершенно не подозревая о кое-каких изменениях (в психике их полковника). Наконец они распахнули дверь в их штаб и… не узнали его. Везде были расклеены и развешаны плакаты с портретами Мустанга и подписями:
«Огненный алхимик зажжет ваше пламя!»
«Роя Мустанга в фюреры!»
«Даешь мини-юбки в армии!».
Оглушенные «сюрпризом», военные шли дальше, и по мере того как они продвигались, количество плакатов только увеличивалось. Наконец, в конце коридора, посреди всего этого безобразия (то есть хвалебных од полковнику), стоял матерящийся Эдвард Элрик и расклеивал плакаты дальше.
— Что здесь происходит? – произнесла изумленная Риза.
— Спросите у этой скотины!!! – заорал Эд и обозвал Мустанга словами, которые детям знать совершенно необязательно.
Вконец офигевшая команда Мустанга зашла в кабинет полковника. Рой Мустанг был счастлив и доволен как никогда.
— Полковник, что происходит? – спросила лейтенант, — «У вас что, поехала крыша?» — добавила она мысленно, но внезапно раздался громкий хлопок. Сквозь щели в дверь проникли яркие лучи света – алхимическая реакция.
— Готово, — на пороге появился хмурый Элрик.
Полковник вскочил с кресла и вышел из кабинета. Остальные, недоумевая, пошли за ним… и замерли. Было от чего обалдеть (помимо плакатов). На месте огромного книжного шкафа теперь красовалась трехметровая статуя Роя Мустанга.
— А…а…а почему на коне? – это была единственная мысль, посетившая голову Джина Хавока в этот момент.
— Так величественней, — пояснил Мустанг, нежно разглядывая себя и одним глазом поглядывая на Эда. Но тот даже если и был зол, то никак этого показывал и не пытался его убить.
Мустанг украдкой вздохнул. Он проиграл.

***
FLASHBACK
Прошлым вечером.
— Чего ты так ухмыляешься? – спросил Хьюз, подходя к Рою.
Полковник протянул ему исписанный лист бумаги, в заголовке которого значилось «Задания для Эдварда Элрика». Хьюз просмотрел его и поинтересовался:
— И что, ты реально думаешь, что он согласится?
— Конечно, нет. Но просто представь… — и Рой рассказал ему о своем утреннем видении.
— И началась бы эра Мустанга, — расхохотался Маэс, — впрочем, даже если бы у тебя был философский камень, Эд убил бы тебя после третьего задания из твоего списка.
— У него терпения не хватит, — усмехнулся полковник, — он сорвется после второго.
— Третьего. Кстати, не хочешь посмотреть на новые фотографии Алисии?
— Второго, — Мустанг проигнорировал вопрос.
— Третьего.
— Второго.
— Спорим?
— Ладно. Если… нет, когда я выиграю, ты перестанешь говорить об Алисии в моем присутствии!
— А если я выиграю, ты поможешь мне устроить для моей дочери день рождения!
— Согласен.
И военные пожали друг другу руки.

***
Чуть позже.
— Стальной, не хочешь поиграть в карты?
— У меня нет денег, — мрачно ответил Элрик, раскапывая документацию.
— Кто говорит о деньгах?
— На раздевание?! Извращенец!
Рой уже хотел сказать, что они будут играть на желания, но внезапно передумал. Интересно будет посмотреть на его подчиненного.
— Да ладно тебе, Стальной, ты мужчина или… — Рой решил использовать безотказное средство и ехидно ухмыльнулся, — ты слишком мал для этого?
— Это кого ты назвал таким маленьким, что его даже не видно??? – завопил Эд.
— Ну… — Рой прищурился, хотя отлично видел за горой папок светловолосую макушку, — тебя и вправду довольно тяжело увидеть…
Эдвард вспыхнул и, снеся документацию, уставился прямо на Роя.
— Я согласен!

***
Через четыре часа.
«Леди и джентльмены! Сегодня произойдет дуэль между Огненным и Стальным алхимиками! А начнем мы ее… с показов фотографий моей дочери Алисии!» — неожиданно вспомнилось Мустангу. «Ну это почти что дуэль!» — хмыкнул он мысленно — они со Стальным сидели в одних трусах, и это была решающая битва, вернее, игра. На стороне Эдварда были энергия и умение творить алхимию без круга, а на стороне Роя – изворотливость и опыт.
— Не понимаю, — недоумевал Эд, — я вроде снял с тебя перчатки, как же ты умудряешься сжигать половину карт?
— Просто признай, что я лучше. И не забывай о субординации, Стальной, — заявил Рой, старательно скрывая от своего соперника внутренние стороны ладоней, где пару часов назад фломастером были нарисованы круги преобразования.

***
Через пару минут.
Красный от смущения и злости Эд мрачно смотрел на Мустанга.
— Давай, давай, Стальной. Интересно, а он у тебя тоже маленький? – полковник откровенно издевался.
Элрик пробурчал что-то неразборчивое, но явно очень матерное.
— Ладно, так и быть, Стальной, можешь не снимать трусы, — Огненный наконец вспомнил цель игры в карты, — Играем на желания.
«Переходим к плану Б», — подумал Рой, решив, что если он проиграет своему подчиненному желание, это будет катастрофа, — Только пересядем туда.
Эдвард кивнул и передвинулся, явно обрадованный тем, что ему не пришлось раздеваться догола перед «скотиной» и открывшейся перспективой загадать полковнику желание. Он даже не заметил висящее за его спиной зеркало.
END OF FLASHBACK

***
Тем временем на мощную алхимическую реакцию сбежались все сотрудники. Везде послышались перешептывания «У Мустанга поехала крыша». Маэс при виде статуи Мустанга навесил на лицо изумленное выражение, но радость от победы все равно сквозила.
Армстронг с завистью разглядывал Мустанга на коне, затем сорвал с себя мундир и проревел:
— Я Алекс Луи Армстронг, Силовой алхимик! Техника нашей алхимии передается из поколения в поколение, и ее стихия – камень!
И с этими словами он ударил по стене. От несчастной стены начали отваливаться куски, и она все больше и больше начала приобретать форму самого Армстронга.
Отовсюду грянул дружный хохот.
— Майор Армстронг, ЧТО ЭТО? – Мустанг был в бешенстве (на самом деле он просто решил доиграть роль самовлюбленного карьериста до конца).
— Статуя, — растерянно ответил Силовой.
— Если вам так хочется статую, ставьте ее в СВОЕМ отделе, — отрезал полковник, — Всем ясно? Здесь может быть только одна статуя – МОЯ!!! – и он с обожанием взглянул на бывший книжный шкаф.
— Ладно, пошли, Стальной, ты мне еще пять желаний должен. А вы, майор Армстронг, уберите себя из моего отдела! – и Рой с Эдвардом удалились обратно в кабинет.
Сотрудники начали расходиться по отделам. Армстронг, напоследок грустно взгляну на свое творение, разрушил его.

***
В кабинете полковника.
— А теперь ты будешь писать мои мемуары!
— Что??? Как Я могу писать ВАШИ мемуары???
— Под диктовку. Начинай, «Я, Рой Мустанг, фюрер…»
— Но вы не фюрер!
— Стальной, это МОИ мемуары, ясно? И вообще, это всего лишь вопрос времени. Итак, «Я, Рой Мустанг…»
— Редкостная сволочь!

***
Через два часа.
— Ну, сколько мы уже написали? – полковник ничуть не устал.
— Тридцать страниц, — а Эд, наоборот, умирал.
— Покажи, — зашелестели страницы, — Что это за ужасный почерк?! Переписывай!
— Тридцать страниц?!
— Да. Давай, Стальной, это мое желание, ты ведь проиграл.
— …

***
Вечером.
— Он перелез через стол и начал тебя душить?! – поперхнулся Хьюз.
Мрачный Рой потянул за воротник. На шее отчетливо виднелись синяки.
— Но ведь он сделал это после третьего задания? – допытывался Маэс.
— После четвертого.
— Четвертый идет после третьего. И вообще, ты сам виноват – ты его недооценил. Он более терпелив, чем ты думаешь, — пожал плечами Хьюз и тут же просиял, — Значит, я выиграл, и ты поможешь мне устроить праздник для Алисии!
Рой вздохнул и мысленно послал к черту все планы на выходные.
Лучший отец в мире тем временем вытащил из своего пакета НЕЧТО и протянул Мустангу.
— Что это? – изумился полковник.
— Костюм, который ты должен надеть на день рождения моей дочери, — спокойно пояснил Хьюз.
Рой сложил руки на груди и отвернулся.
— Я никогда не одену ЭТО!
— Давай, Огненный, это мое желание, ты ведь проиграл, — у Хьюза задорно блеснули очки.
— Ладно! – Мустанг выхватил костюм и злобно покосился на друга.

***
Чуть позже.
— А почему после четвертого?
— Чтобы не выглядело подозрительно.
— Тридцать страниц… Ну у тебя и терпение, Эд! Я бы убил его после первого задания! – говорил Хьюз, пожимая руку старшему Элрику.
Эдвард весело улыбнулся.
— Все для того, чтобы увидеть полковника Мустанга в костюме зайца!

***
Из дневника Хавока.
«Кхм… кажется, мое расследование сдвинулось с мертвой точки. Вчера я проходил мимо кабинета полковника и так, на всякий случай, решил заглянуть в замочную скважину. Боже, я увидел, как Эдвард перелез через стол и обнял Мустанга за шею!!! А сегодня утром лейтенант Хоукай спросила полковника, откуда у него синяки на шее. Он ответил, что вчера Эд пытался его задушить, но это засосы! Я знаю правду!
Я буду следить за ними дальше и узнаю все до конца.
Расследование ведет Хавок.»



Глава 3. Похищение Стального или Эд в загробном мире.
Из дневника Хавока:
«Я наблюдаю за полковником и Эдвардом Элриком уже вторую неделю, но ничего особенного пока не заметил.
Они ругаются и вопят как обычно. Хотя… может, это прикрытие?».

Из кабинета высунулся полковник.
- Где Стальной? Где этот чертов мальчишка? – прорычал он, - И где мой отчет?
Хавок покусал карандаш.
«С другой стороны, изобразить такую злость невозможно. Впрочем, может они поругались?..».

***
- Лейтенант Хоукай, - очень ласково произнес Мустанг, - что вы видите на моем столе?
- Ничего, полковник Мустанг, - отрапортовала Риза.
- А вы видите Эдварда Элрика, пишущего отчет, который он должен был сдать еще три недели назад?
- Нет, полковник Мустанг.
- Да? Я тоже. Тогда где он шляется??? – заорал Рой, безуспешно пытаясь дозвониться к Элрикам домой.

***
Из дневника Хавока:
«Стального не было весь день и отчета тоже. Мустанг дико злой и отыгрывается на нас. Меня заставляют разбирать старый архив. Там ужасно темно и жарко. Ладно, начнем»

Спустя четыре часа.
«Это ужасно. Я не разобрал и одной десятой архива. И вообще, я думаю, что скоро…»
И светловолосая макушка Джина Хавока опустилась на тетрадь.

***
- Кажется, пора принимать решительные меры, - пробормотал Мустанг, наблюдая за абсолютно счастливым Эдвардом Элриком, выходящим из одного из архивов.
Полковник осторожно вышел из кабинета и прижался к стене.
- Братик, это гениальная идея! – восхищенно говорил младший Элрик.
- Да ладно тебе, - махнул рукой старший, - Лучше снимай.
- Ты думаешь, все книги поместятся? – спросил Ал.
- Надеюсь. Ага, хорошо, теперь давай ее сюда.
Заинтригованный Рой высунул из-за угла голову и тут же мысленно начал придумывать наказание для Элрика.
Рядом с Эдом высилась огромная кипа книг, которые братья, очевидно, собирались унести. А что это еще за «гениальная идея»? И зачем Альфонс снял голову?
Тем временем Стальной аккуратно поставил голову брата на пол и принялся засовывать книги. В Ала.
- Ух! Все! Больше не помещается, – выдохнул самый юный подчиненный Мустанга, надевая голову обратно, – Как? Не тяжело?
- Да нет, - ответил Ал и сделал несколько шагов.
БАХ! ТУДУМ!
- Ой! Они шумят!
- Вот что, Ал, иди домой, пока нас не поймали.
- А ты?
- Я догоню. – И Эдвард начал набивать книгами рюкзак.
«Это мы еще посмотрим!» - подумал Мустанг. Он вернулся обратно в кабинет и распахнул один из шкафов.
- Где же она? – бормотал он. – Нашел! – И Рой с победоносным видом вытащил аптечку.

***
Эдвард уже вышел из штаба, когда ему на лицо набросили вонючую тряпку. «Морфий», - пронеслось в голове. Алхимик попытался оглушить нападавшего, но тут же потерял сознание.

***
Альфонс взволнованно расхаживал по тротуару. Где же братик? Когда прошел час, младший Элрик разнервничался окончательно, он направился обратно к штабу. Однако Эда не было. Младший заглянул в архивы, но там было пусто. Тревога волной захлестнула Ала. Он уселся на ступеньки и внезапно подул ветер. Элрик разглядел, как что-то красное колышется на ветру. Он осторожно снял с железяки, торчащей из двери… кусок красного плаща. Младший похолодел. Что-то случилось. Новый порыв ветра подкатил к ногам Ала скомканную газету. Аккуратный Альфонс машинально развернул газету. «НОВАЯ ЖЕРТВА МАНЬЯКА!» - кричал заголовок. Ниже значилось:
«Вчера пропал восемнадцатилетний Джефри Бароус. Это уже четвертая жертва маньяка по кличке Светолюб. Напоминаем, такую кличку маньяк получил за свои предпочтения в выборе жертв – мальчиков – блондинов со светлыми глазами, от двенадцати до двадцати лет. Трупы жертв пока не были найдены, поэтому наша редакция надеется на лучшее…». Несуществующее сердце бешено билось. Его братик, Эдвард, пятнадцать лет, блондин с золотыми глазами…

***
- Лейтенант Хоукай! Мисс Риза! Умоляю, откройте! – дверь, казалось, сейчас сломается.
Наконец, она распахнулась и перед взглядом Ала предстала сонная, но как всегда безупречная, Риза Хоукай.
- Альфонс… Что случилось?
- Братик пропал… - младший Элрик протянул блондинке газету.
Лейтенант работала оперативно. Через полчаса вся команда Мустанга (кроме самого полковника) стояла в квартире Ризы и выполняла указания девушки.

***
В это же время.
Эдвард осторожно приподнялся на локтях и огляделся. Он лежал на кушетке в маленькой темной комнатке. Где-то неподалеку виднелась приоткрытая дверь. Элрик встал и распахнул ее. Его взору открылась большая комната – кабинет. Шкафы, столы, окно… Ничего особенного. Выделялось только кресло. Замечательное большое кожаное кресло. Оно казалось странно знакомым. Может быть, мерзкой наглой самодовольной ухмыляющейся рожей, сидящей в нем?
- Очнулся, Стальной?
- Вы… это вы… - Элрик задыхался от гнева.
- Ты хочешь спросить, это из-за меня ли ты оказался здесь? – ехидно спросил Мустанг.
- Вы, что, меня похитить решили?! – завопил Эд, - Имейте в виду, я доложу об этом фюреру! Вас разжалуют в капралы!
- Стальной, успокойся, - произнес полковник, - мне нужно только одно… - он взглянул на Эда.
- Так что вам нужно? – Эдвард покраснел, не выдерживая такого долгого и пронзительного взгляда.
- Мне нужен… - блондин затаил дыхание.
- ОТЧЕТ!!!
Стальной выглядел совершенно офигевшим.
- Вы одурманили меня морфием и похитили только ради какого-то отчета?!
- Отчета, который ты должен был мне сдать еще три недели назад, - холодно поправил Рой и грохнул перед подчиненным кипу листов, - Начинай.
- Да вы с ума сошли! – взвился Эд, - Вы вообще подумали о ком-то кроме себя? Господи, Ал!- юный алхимик бросился к двери.
Мустанг щелкнул пальцами. Элрик охнул – ему едва не опалило щеку.
- Отчет, Стальной, - напомнил Огненный.
Мысленно придушив Роя, Эдвард сел в кресло и пододвинул к себе листы.

***
На следующее утро.
- Полковник Мустанг! – выкрикнул Ал с порога, - Эд пропал!
Рой не оторвался от отчетов.
- Когда?
- Вчера ночью, - пролепетал младший Элрик, - Я не знаю, где он… н-но, думаю, его похитил маньяк.
- Он дома, - невозмутимо ответил Мустанг.
- ЧТО??? – команда Мустанга и Альфонс искали Эдварда всю ночь.
- Ночью я встретил его у архивов… - многозначительный взгляд в сторону Ала, отчего младший смущается, - и ПОПРОСИЛ его написать отчет. Стальной просидел здесь всю ночь и недавно ушел домой.
Воцарилось молчание…

***
Хавок, Бреда, Фарман, Фьюри, Хоукай во главе с Мустангом и Алом ехали к Элриком домой и хмуро рассуждали о том, что они сделают с Эдом, когда встретят его.
Однако старшего Элрика дома не было…
- Видимо, его и вправду похитил маньяк, - мрачно подытожил полковник после безуспешного дня поисков.

***
Через несколько дней.
Заголовок газеты:
«МАНЬЯК СВЕТОЛЮБ ПОЙМАН!»
Подчеркнуто красным карандашом:
«Все жертвы живы, но находятся в крайне истощенном состоянии. Госпитализированы в больницу по адресу…»

***
Врач ошарашено рассматривал ораву людей в военной форме и огромного человека в доспехах.
- А вы ему кто?- наконец поинтересовался он.
- Брат, - из огромных доспехов послышался тонкий, детский голос.
- Коллеги, - команда Мустанга, хором.
- Начальство, - полковник приосанился и подмигнул хорошенькой медсестре (Хавок тяжело вздохнул).
Врач покачал головой.
- Всем вместе нельзя. Заходите по одному.
- Я первый! Он мой брат!– Ал нырнул в открытую дверь.
- Он мой подчиненный! Я же должен узнать сможет ли он дальше на меня работать, - полковник зашел в палату вслед за Алом.
- Эй, мы вообще-то помогали его искать! – Фьюри, Хавок, Риза Хоукай, Фарман и Бреда отчаянно пытались вместе втиснуться в дверь.
Медсестра, увидев это, произнесла:
- Он очень слаб. Состояние стабильное, но достаточно тяжелое. Он… ммм… в коме.
- И когда он очнется? – спросил Мустанг, мигом потеряв все желание флиртовать.
- Не знаю. Может быть, через несколько дней.
Ал уселся в угол, по привычке пытаясь выглядеть незаметнее.
- Я тут подожду… Пока братик не очнется…
- Ох, Стальной… Знаешь, сколько проблем ты доставляешь армии? – пробормотал полковник.
Он выглядел печальным.

***
Спустя день.
Риза потрясла Ала за плечо.
- Ал, - мягко сказала она, - тебе нужно немного отвлечься. Иди, почитай, Фарман купил новые книги по алхимии.
Ал покачал головой.
- Я подожду.
- Знаешь, а я недавно видела котенка. На улице, - лейтенант кивнула в сторону окна, за которым хлестал дождь.
Ал задумался.
- Мы подежурим вместо тебя. Будем меняться, – Риза присела на стул.
- Ладно. Но позовите меня, когда братик очнется.
Когда шаги Альфонса стихли, Риза пробормотала:
- Когда очнется… Надеюсь…

Из дневника Хавока:
«Настроение у всех кошмарное. Все ужасно волнуются насчет Эдварда. А сегодня Мустанг разговаривал с врачом и… В общем, хорошо что Ала рядом не было…
Врач вздыхал:
- Господи, вот не повезло мальчишке… Такой маленький… Сколько ему, двенадцать?
Полковник нервно засмеялся.
- Нет, он старше. Он вообще старше, чем выглядит.
- Его родители знают, что произошло?
- У него нет родителей, - сухо ответил Мустанг, - У него только брат, младший. Ему рано пришлось повзрослеть.
- Да уж… Стать государственным алхимиком в таком возрасте…
- Скажите, - спросил Рой, - когда он очнется?
Врач отвел глаза.
- Через несколько дней.
- Но он очнется? – Рой пристально глядел на мужчину.
Тот вздрогнул.
- Наверное…
- То есть? – уточнил полковник.
- Состояние стабильное, но тяжелое. Он может провести в коме хоть всю жизнь…»



Глава 4. Похищение Стального или Эд в загробном мире 2.
Кхм... Приношу свои извинения за Злобного Автора, но придумать другое пояснение было достаточно проблематично... Однако в остальных частях такого больше не планируется.

Эд стоял у могилы Триши Элрик. Тело наполняло какая-то странная, необыкновенная легкость. Даже стальные конечности не казались грузом.
Внезапно он увидел похоронную процессию. Ее составляли люди в основном в военной форме. «Убили какого-то армейского пса», - рассеянно думал Эдвард, пока не увидел своего брата. Альфонс горько всхлипывал. Шедшая за ним Уинри даже не пыталась смахнуть слезы. Пинако бормотала слова извинения, что-то вроде «Прости, Триша, не усмотрела». Мрачная Изуми Кертис обнимала мужа. Хавок нервно курил, Фарман и Бреда утешали навзрыд плачущих Фьюри и Армстронга, Риза Хоукай отрешенно молчала. Неподалеку стоял печальный Хьюз с семьей и Шу Такер с дочерью. И еще много, много других людей - гражданских и военных. В самом конце стоял непривычно грустный Рой Мустанг.
«Кто умер?» - пронеслась в голове Стального алхимика взволнованная мысль, - «КТО???»
Неожиданно толпа расступилась и взору Эдварда предстала белая могильная плита. На ней четко было выгравировано: «Эдвард Элрик».
Эд пошатнулся. Что за бред? Вот он, здесь, абсолютно живой! И словно в опровержение его мыслей Уинри прошла сквозь него, не заметив. Эд почувствовал что-то вроде легкой щекотки… И больше ничего. Абсолютно ничего!
Мертвый Эд развернулся и медленно побрел прочь. Его тело слабо светилось. Наконец призрак дошел до пепелища, бывшее когда-то его домом. «Вот тут была кухня», - отрешенно проносились мысли, - «А тут библиотека».
Господи, сколько же он еще не сделал! Не вернул их с Алом нормальные тела, не отдал полковнику 520 центов, не нашел девушку, не поцеловался, не набил рожу этой скотине Мустангу, в конце концов! Впрочем, нет, целовался… Причем именно с вышеупомянутой скотиной… Значит, не поцеловался еще раз! Это ведь так приятно…
Эд, совершенно не вникая в свои мысли, просто вспомнил тот поцелуй. От нахлынувших ощущений, которые он никогда не испытает больше, стало еще больнее. Эдвард сел на пепел, притянул колени к животу и разрыдался. Возможно, он сильнее, умнее, опытнее, ему раньше пришлось повзрослеть, но, черт возьми, он такой же человек! Даже ребенок…
Ветер шелестел складками призрачного плаща. Пепел не намокал от падающих призрачных слез. Призрачный смех… смех?
И каким-то философским камнем сюда залетела я.
Эд во все глаза уставился на белое, пушистое облако, точнее на той, что там сидела. Девчонка лет тринадцати в самом кошмарном на свете костюме сидела на этом самом облаке и болтала ногами.
- Коничива!
- Чего?
- Ах, да, это же Аместрис, - девчонка вытащила ужасно потрепанную синюю тетрадь, - Нашла! Вот, привет!
- Эээ… привет, - осторожно ответил Эд.
- Я Ри, ангел жизни, - девчонка весело улыбнулась.
- Эдвард Элрик. Я… - начал Эд, но ангел прервала его:
- Можешь не говорить, я пересмотрела… ой, в общем, я все знаю, я все-таки ангел.
Элрик медленно спросил:
- Значит, ты – ангел жизни?
- Агасики.
- А я… умер?
- Ммм… не люблю сообщать плохие новости.
- Умер? – Эд не мог в это поверить.
- Типа того. Ты находишься в загробном мире – состоянии между жизнью и смертью. Теоретически, вход является выходом и ты можешь вернуться.
- Оживи меня обратно! – выкрикнул Эдвард, - Пожалуйста! Я отдам тебе все, что хочешь – руку, ногу, голову, только оживи меня!
Ри изумленно уставилась на него:
- Ты серьезно?
- Да! Оживи!
Ангел спохватилась:
- Ах да, правило равноценного обмена. Как я его не люблю! Например, чтобы получить «пять» по истории… эээ… Рая, нужно притаранить училке микроволновку, как наша староста - стерва! В общем, это правило не всегда работает.
- Его можно обойти? – ошарашено спросил алхимик, - Но это невозможно! Никто не может нарушить правило равноценного обмена!
- Почему? – усмехнулась Ри, - Есть такая дрянь на свете, называется дико пошло - «любовь». Ведь когда ты... любишь, - ангела передернуло, - ты ничего не требуешь взамен. Впрочем, мы не об этом.
- Ты хочешь… любовь? От меня???
- Разумеется, нет! – перепугалась ангел, - Пойми меня правильно, ты красавчик, мы с Микан и Рем передрались… ну и за Роя тоже… уже вместе с Ди… но все же вы мне больше нравитесь не по отдельности, а вместе… - Ри мечтательно прикрыла глаза, - Ну вот, я опять сладкая лужа кавая.
Последние фразы насторожили Эда.
- В каком смысле «вместе»?
- Неважно, - ангел махнула рукой, - Ты вроде хотел ожить?
- Да. Что мне нужно для этого? – сразу перешел к делу Стальной.
Ри зашелестела страницами несчастной тетради.
- Первая часть… вторая часть… идеи для следующих… вот, третья. Эээ… Ксо, я же новую завела! – и ангел вытащила из воздуха еще одну тетрадь – фиолетовую с зеленоволосой девушкой.
- Ага, - снова раздалось шуршание страниц, - нашла! Сейчас, по сценарию… в смысле, судьбе, я должна… - Ри щелкнула пальцами (вернее, попыталась щелкнуть, так как по-настоящему Авторша так и не научилась щелкать Т_Т) и в пустом пространстве материализовались листы бумаги и свалились на Эда.
- Извини, у меня с меткостью плохо, - пожаловалась ангел, - по физкультуре пятерки ставят только за няшность.
Элрик обалдело кивнул и принялся рассматривать «дар небес». Обычная бумага, только отчего-то черная, на ней серебристыми чернилами неровным, быстрым почерком выведено «Акт об оживлении» и куча мелкого текста.
- Распишись, - ангел ткнула в конец листа.
Эд, недолго думая, прокусил палец, выступила кровь.
- Блин, Эдо-кун, и какого хрена ты это сделал?
- Расписываться, - растерялся Эд.
- Ками-сама, я же не дьявол! Впрочем, Айбек, которому я порвала тетрадь по химии и сломала карандаш, считает аниме злом. А меня злодейкой.
- Вот, держи, - ангел протянула Элрику карандаш.
- А почему он обмотан скотчем?
- Это тот самый карандаш, который я сломала. Ага, тут и тут. Отлично, - ангел жизни вытащила ярко-красную треугольную печать и неровно шлепнула ее по углу документа.
- Ну? – нетерпеливо спросил Эд.
- Что «ну»? – удивилась Ри.
- Почему я не оживаю??? – завопил блондин, окончательно теряя терпение.
- Точно! – спохватилась ангел, - Нужна роспись человека, перед которым ты виноват. Он должен простить тебе все грехи и в знак прощенья подписать «Акт».
- Ал? – Элрик погрустнел, вспомнив младшего брата.
- Он никогда не злился на тебя, - покачала головой Ри.
- Тогда кто это? – нахмурился Эд.
- Рой Мустанг! – торжественно провозгласила ангел.
- Эта скотина??? - вытаращил глаза Эд.
- Вот видишь, - удовлетворенно заметила Ри, - казалось, после смерти ты должен успокоиться, но ты опять его ругаешь. В общем, иди и проси у него прощения.
Внезапно Эду вспомнилось, как Уинри прошла сквозь него и вздрогнул:
- Как? Они не видят и не слышат меня.
- Нууу… - ангел слегка смутилась, - Тебе нужно его поцеловать.
Глядя на быстро багровеющего Эда, Ри затараторила, не давая призраку вставить и слова/вопля/мата:
- Поцелуй – это нечто особое, когда искорка твоей души соприкасается с другой душой. При этом рука, нога не подходят. Нужно что-то личное. Так что человек и призрак могут почувствовать друг друга только через поцелуй.
- А другого способа нет? – обреченно спросил Элрик.
- Неа. Давай, иди, а то время загробной жизни кончится, - и ангел протянула алхимику «Акт об оживлении».
Эд рассеянно подхватил его и неожиданно спросил:
- Ри, слушай, а почему ты мне помогаешь? Если бы ты оживляла всех, то поток бы замер, а это неправильно.
Ангел притворно вздохнула:
- Мое сердце слишком милосердно.
Эд посмотрел на ангела серьезными золотыми глазами и Ри, улыбнувшись, задумчиво протянула:
- Знаешь, я, конечно, не люблю концовку, и если Рой/Риза хоть как-то смотрится, то Эд/Уинри вообще не подходят друг другу, и вообще этот ваш пейринг не по моей части… но я все равно фанатка FMA – отмечаю ваши дни рождения, пишу фанфы. Эх, я чокнутая анимешница и бездарное авторшо… Ой! Ксо, опять проболталась! Но ты ведь ничего не слышал? – ангел с надеждой взглянула на Эдварда.
- Я ничего не понял, - честно ответил Элрик.
Ри облегченно выдохнула. Облако исчезло.
И снова появилось.
- Забыла сказать, - Ри смущенно накрутила темную прядь и тут же отбросила ее, прошипев «Мерзкий барашек Ниа!», - чтобы души лучше… эээ… соприкоснулись, целуй… ну, это… взасос…
И облако вновь исчезло.

***
- Итак, Эд, не нервничай, у тебя получится, - подбадривал себя призрак, стараясь не вдумываться, ЧТО именно ему надо сделать.
Наконец он подошел к Мустангу, и зажмурившись, быстро чмокнул полковника. Рой ошарашено рассматривал слабо светящегося мертвого Эда.
- Элрик… - бормотал он, - Эдвард…
- Полковник Мустанг, - прошептал Эд, стараясь не разрыдаться от непривычного обращения, - Рой… П-п-рости меня… За все… Я… в общем, подпиши… - Эдвард протянул полковнику «Акт».
Однако Рой просто стоял и изумленно смотрел на Эда. Вернее, на место, где Эд должен был находиться. «Он меня не видит», - сообразил призрак и в голове зазвучал смущенный голос Ри «чтобы души лучше… эээ… соприкоснулись, целуй… ну, это… взасос…». Проклянув идиотские правила, блондин обхватил Мустанга за шею, и, прикрыв глаза, своими губами коснулся губ Роя. Осторожно облизнул и неуверенно раздвинул языком губы полковника. Почему-то не удивился, когда Рой прижал его к себе и увеличил напор и жар поцелуя.
- Подпиши, - шепнул Элрик, почти не разрывая поцелуй.
Мустанг кивнул и, не отрываясь от губ Стального, вытащил ручку и расписался рядом с печатью.
- Рой… спасибо…
Очертания Эдварда стали размытыми…

***
В это же время, госпиталь, палата Эдварда Элрика.
Рой, в это время дежуривший у кровати парня, тихо вздрагивал.
Дверь позади него тоже.

***
Четыре дня спустя.
- Эдвард Элрик готов к следующему заданию, - бодро заявил Стальной алхимик, влетая в кабинет полковника.
- Ага, - мысли Мустанга занимало совершенно другое, - Стальной, я слышал, во время комы снятся очень яркие сны… Что снилось тебе?
Хавок немедленно вытащил блокнот.
Эд покраснел.
- Да так, фигня всякая.

***
Через час.
Мустанг и старший Элрик сидели в кабинете. Не было слышно даже обычной ругани. Тишина…
- Коничива! Ах да, это же Аместрис. Приветики! Ну я пришла, давай!
Рой и Эд синхронно подняли головы. На подоконнике восседала Ри.
- Почему ты так странно одета? – спросил Эд, с удивлением рассматривая черно-белые шмотки.
- Я с уроков слиняла, но девчонки обещали, что прикроют.
- Ты что, ходишь в школу?!
- Неа. В гимназию. Ну, в Ангельскую.
- Ты ее знаешь? – тихо спросил Мустанг.
- Немного. Она ангел жизни.
- Ладно, - Ри загадочно улыбнулась, - давай, Элрик.
- Что? – изумился Эд.
- Как что? Немедленно целуй Мустанга!
- ЧТО??? – завопили алхимики.
Ри вздохнула:
- Дай угадаю – ты не подписывал, не читая.
- А надо было читать? – изумился Эд.
- В общем, тринадцатый пункт этого акта – ты должен поцеловать Роя Мустанга.
Эд накрыл голову руками.
- Я его уже целовал, - сквозь сжатые зубы прошипел он.
Рой уставился на него как на психа.
- Ты целовал его во СНЕ, - пояснила Ри, - а теперь ты должен… как бы закрепить договор печатью… ну, поцелуем.
Стальной отвернулся.
- Не буду.
Ангел пожала плечами:
- Тогда ты умрешь. Где-то через сутки.
- Я уже не в коме.
- А кто говорил про кому? Ты скончаешься от сердечного приступа, - Ри хихикнула, - Кажется, меня уже клинит на Дохлой Тетрадке.
- Ладно, сделаю это быстро, - пробурчал Эд, подходя к Мустангу.
- Эй, Стальной, а с чего ты решил, что Я соглашусь с тобой целоваться? – хмуро спросил Рой.
- Ну, на Аместрийском балу вам это понравилось, - ядовито напомнил Эд, - во-вторых, если я умру, вам не над кем будет издеваться.
- Достойная причина, - кивнул Мустанг.
Эд подался вперед, Мустанг наклонился…
Они не заметили, что ангел вытащила маленький серебристо-черный предмет.

***
FLASHBACK
Несколько суток назад, ночь похищения.
Полковник Мустанг – похититель Эдварда Элрика, уже тысячу раз успел пожалеть о совершенном преступлении. Работать с пятнадцатилетним коротышкой невыносимо, но работать со злым пятнадцатилетним коротышкой ночью – настоящий ад.
- Я устал, - недовольно произнес Элрик, - я спать хочу. И пить.
- И что я могу сделать? – спросил Мустанг, не отрываясь от горы отчетов.
- Принесите воды, раз уж вы меня похитили. Садист!
- Это кто тут из нас кого мучает, - проворчал полковник и направился к холодильнику.
Неожиданно в голову пришла интересная мысль.
- Держи, Стальной, - полковник протянул Эду стакан.
Эдвард не глядя опрокинул в себя жидкость.
- Что это? – ошарашенно выдохнул он, - Что это за гадость? Водка?
- Нет, Стальной, - ухмыляясь, ответил Мустанг, - это МОЛОКО.
- О Господи, - прошептал Эд, - мне плохо, - и выскочил в коридор.

***
Через пару часов.
Подчиненный Мустанга спал, уронив голову на руки. Светлые волосы обрамляли умиротворенное лицо, и Эд казался младше, настоящим… ребенком. Мустанг всегда воспринимал Эдварда как ребенка, вспыльчивого и эмоционального, но только сейчас Рой понял, что Эд и вправду ребенок – хрупкий, нежный и беззащитный. Полковник вздохнул и, стянув мундир, накрыл им Эдварда. Присел рядом, осторожно дотронулся до гладкой щеки шершавыми перчатками. «Стальной» - сейчас это прозвище совершенно не подходило мирно спящему ангелу.
И глядя на безмятежного Эда, Рой неожиданно сам заснул.
END OF FLASHBACK

***
У Ризы Хоукай было отличное настроение. Маньяка поймали, Эд жив, скоро она может получить повышение…
Улыбаясь, Риза подошла к своему любимому фикусу, взяла лейку…
Фьюри и Фарман, заметив, как изменилось лицо девушки, медленно попятились к двери, потянув за собой ничего не замечающего, строчащего что-то Хавока.

***
В это же время, кабинет полковника Мустанга.
- Итак, - начал Рой, - давай договоримся. Ты никому не рассказываешь, что я тебя похитил, а я никому не рассказываю, кого стошнило в любимый цветок Ризы Хоукай.
Эд вскочил со стула.
- Это вы виноваты!
- Если бы ты сдал отчет вовремя, мне бы вообще не пришлось похищать тебя, так что это ты виноват, - отрезал Мустанг.
- Офигели?!
Никакой тишины - все возвращается на круги своя…

***
В это же время, на соседней крыше.
Ангел жизни по имени Ри весело улыбалась и привычно растекаясь «сладкой лужей кавая», как она говорила, рассматривала фотографию на сотовом. Который как раз зазвонил.
- Коничива! Ага, супер! Что я делаю? Да так, пару дней назад залезла в коматозный сон Эдо-куна, слегка подправила обстановку – внушила ему, что он призрак, наплела, что я ангел жизни, и сказала, что для оживления ему нужно поцеловать Мустанга. О да, это было круто! А сейчас я заставила их поцеловаться еще раз! И засняла! Круче любого фанарта получилось!

***
Из дневника Хавока:
«Недавно я заснул в старом архиве, но это сыграло мне на руку: когда я проснулся, стояло раннее утро. В штабе никого не было кроме Чески – она всегда засыпает в библиотеке и полковника – он часто засиживается за работой. Но меня ожидал сюрприз: когда я пришел, Рой Мустанг спал в комнате за кабинетом. Рядом с Эдом, накрытым мундиром полковника! А еще пару дней назад, Эд был в госпитале, и мы по очереди с ним сидели. Естественно, когда наступила очередь полковника Мустанга, я решил чуть… понаблюдать. Господи, это невероятно! Я слышал, как в коме Эд повторяет имя Мустанга! Полковник, похоже, этого не ожидал… И еще, Эд называл его Роем. Неужели у них все так далеко зашло?
Моя миссия становится все более и более интересной.
Расследование ведет Хавок.»

@музыка: Yui - Again

@настроение: няшное)))

@темы: Яой/слэш, Юмор/стеб, Фанфикшен, Романс, Расследование ведет Хавок, FMA

URL
   

Сквозь свет и тьму на зеркальных крыльях

главная